Север Цветочного города

Норвегия - Путешествуя по Норвегии

  север цветочного города

июль 2001

Исландия, Финляндия, Швеция, Норвегия, Фарерские острова, Дания, Германия, Люксембург, Франция, Бельгия, Нидерланды.

Сборы.

Как долго мы собирались в Норвегию, но все что-то мешало. Год за годом план проехаться по северу Европы жил и множился. Сначала это была даже не Норвегия, а Финляндия.

План жил своей жизнью, а реальная жизнь текла в свою сторону. Где мы только не были, а вот в соседнюю Финляндию так и не собрались. План постепенно разросся и начал принимать солидные очертания, включив в себя Исландию, паром из которой приходит в Данию, а там, как известно, и вся остальная Европа рядом. Этой весной мы уже практически собрались на 2 недели в Норвегию с Сочавами, но попали в автокатастрофу и конец мая вместо Норвегии провели, частично, в гипсе. Казалось нам в этом году уже никуда не выехать, но организм живучая штука, и вскоре стало ясно, что уйти круто в горы или на байдарке не получится, а вот на машине не далеко - самое то для неокрепших Таниных конечностей. Тут и всплыл исландский проект в полном объеме.

Сочавы поправлялись медленно и поехать явно не могли. Тут кстати подвернулись Паша Аратский и Лена Брындина. Они собственно в северные стараны не собирались, а хотели купить машину где-нибудь в Бельгии - Голландии, и отпуск провести в июне на Черном море. Пришлось, прибавив красноречия объяснить, что машину и в Исландии можно купить, а если не в Исландии, то на обратном пути, а исландские теплые источники много теплей непредсказуемого Черного моря. То, что там всю неделю может быть дождь с туманом, что обычно не теплее 10-15 градусов, а чуть повыше в горы снег, пришлось умолчать.

В общем, идея им понравилась, и они согласились. Это было в начале мая, а ехать лучше всего в июле-августе, поскольку более-менее тепло, а в делах – некотороен затишье.

Теперь нам стало веселее, была цель, ради которой стоило быстро поправляться.

Вскоре началась обычная предвыездная суета. Во-первых, визы в нашу соседнюю спасительницу Финляндию делались медленно. Нам надо было сделать двухкратную, минимум на 30 дней, а финны в очередной раз решили провести кампанию по строгости выдачи заветных шенгенских нашлепок. Когда это утихло, выяснилось, что в сезон билеты на паром надо заказывать за полгода, и мест нет. В Исландию еженедельно ходит паром Norrona фирмы Smyrl Line, с Фарерских островов. Его вместительности сильно не хватает, и длительная переписка с Торсхаваном ничего не дала. По ответам чувствовалось, что мы не одни осаждаем их своими просьбами. Я уже рассматривал разные варианты перевозки машины в контейнере или переноса поездки на конец августа, как вдруг, питерские представители Viking Lines, добыли долгожданные билеты. Билеты были, правда, странные: из Исландии в Берген. Паром из Исландии идет в датский Ханстхольм, а никак не в Норвежский Берген, но такие билеты лучше, чем ничего. На месте разберемся. Потом были волнения с визой, которую нам дали двукратную, а паром идет через нешенгенский шотландский Лервик. Попытка все выяснить не привела к положительным результатам, и я решил на все плюнуть. С дорогой в Исландию все в порядке, а назад уж как-нибудь.

Дальше - больше. Начал чинить машину. После первого визита к ремонтникам она по пути домой загорелась, ели потушил. Рулевая рейка по-прежнему текла, сломался генератор. Недели борьбы привели к тому, что в последний день я отдал машину двигателистам, которые сказали, что далеко она не уедет (сасмые отчаянные советовали взять с собой веревку покрепче). Я уговорил их все же сделать все возможное. Заменили l - зонд, потом прямо в боксе потек бензонасос. За 3 часа до отъезда я забрал свою любимую “белую лошадь”. И поехал менять резину. Казалось, этому кошмару не будет конца. Пытаемся все запихнуть в багажник. Не лезет, сумок в 2 раза больше, чем надо.

В совсем измученном виде подъезжаем за Леной и Пашей. Пока ехали перегорела лампочка подсветки номера. Пошли на стоянку к лениной Фиесте. Все-таки Форд. Может лампочки совместимы. На стоянке, увидев желанную деталюшку, я ее быстро демонтировал, но Лена издала страшный вопль. Оказывается я разобрал соседскую Сиеру. Пришлось ставить в зад. Лампочка от Фиесты не подошла. Осталось расслабиться и ехать, как есть.

Выяснилось, что Паша вывихнул ногу и вести машину готов только по трассе. Я так надеялся, что он меня сменит.

Вот он миг свободы. 20 июля 2001 года 0.41, мы выезжаем. Сил восторгаться этим фактом и снимать кино нет. На последнем издыхании я вывел машину на шоссе, где меня таки сменил Паша. Я тихо задремал на заднем сидении.

В Выборге заправились на заправке Neste. Публика вокруг уже финская. Я сажусь за руль. Дальше через многочисленные незаконные погранпосты приближаемся к границе в Брусничном. Последние километры тянутся мучительно долго. За окном мелькают шлюзы и разливы Сайменского канала. Вся прибрежная полоса канала арендована у России Финляндией, и дорога тоже финская - знаки на желтом фоне.

Очередь не велика. Тетка на русской таможне спит прямо с открытыми глазами. Столь сонного стража границы мне еще не доводилось видеть. На финской стороне очередь больше, часа на два. Пограничники уже проснулись и трудятся с полным рвением, что не удивительно. По местному времени уже 6 утра. Не очень приветливы. Спрашивают, куда и зачем едем. Повторяем, заученные фразы легенды: мол едем по делу на месяц. Пытаются досмотреть наши вещи. Вид наших тряпок не вызывает ни малейшего интереса. Таможня дает добро и мы в свободном мире.

Финляндия

Финляндия встретила нас ясным солнечным утром. Розовое солнце освещало ухоженные луга. Дорога узкая, без всяких излишеств. Асфальт далек от идеала - я ждал большего. Дороги в центральной Европе лучше. Не понимаю, чего так пищат многие наши сограждане о финских дорогах. Они, конечно, лучше наших, но разница сглаживается временем. В Питерской области вполне можно найти такой асфальт.

Говорят, финны очень осторожны, ездят медленно, чуть что, звонят в полицию. Тоже похоже миф. Мы напуганы и едем ровно по знакам. Нас со свистом обгоняют аборигены, и даже, рейсовые автобусы. Своей законопослушностью мы явно создаем аварийную ситуацию. Конечно, они не гонят в деревне 140. Как ни печально, но приходится констатировать: закон законом, а живут они тоже, отчасти, по понятиям. Знаки у них только более вольные. На дороге - 100, на поворотах и деревнях - 80, изредка - 60, в основном, на перекрестках. По правилам, по умолчанию, город - 50, шоссе - 80, но после каждого перекрестка стоит знак, и он, обычно, позволяет ехать быстрее. Водители все едут быстрее, но не сильно, нет тут хозяев жизни, которым все трын-трава, есть общее мнение, что если нет помех, то ехать на 10-20 км в час быстрее - не грех.

Правила это подтверждают - превышение до 10 км/час влечет за собой предупреждение.

Полиции не видно, я уже не говорю про посты ГАИ, которых в Европе нет, как вида.

Когда едешь по финским деревням, кажется, они вымерли - на улицах никого. То ли все на работе, то ли ездят только на машинах.

А вот парковки для отдыха на трассе у них совсем другие. В России такие представить невозможно. Столик, огромный пластмассовый бак помойки, туалет с бумагой. Все чисто, не расписано матерными словами, не разломано. Бывают парковки и без туалета. Лес вокруг них загажен не хуже нашего, и кивать на русо туристо не приходится. На тихих северных дорожках их просто не водится в таком количестве.

После границы мы взяли курс на север на город Йонсеу (Joensuu). Солнце светит в лицо, народ вокруг спит. Мне тоже страшно хочется спать, но ничего - держусь. Не доехав 100 км до Йонсеу, мы сменились и теперь за рулем Паша, я могу тихо свернуться калачиком на заднем сидении.

На очередной парковке вытряхиваем все наши вещи и пытаемся их компактно запихнуть. Успех частичный. В салоне вместо 2 рюкзаков теперь только спальники и прочая мелкая утварь, еда, камера, карты. Воду вскипятили в бортовой кофеварке и сделали завтрак.

Ехать нам сегодня далеко. Особо не разотдыхаешся. Дальше двигаемся на Куопио (Kuopio). Оказалось, что это довольно большой город. С севера к нему подходит автострада, по которой можно ехать даже 130.

К вечеру подъехали к Оулу (Oulu). Заправились в первый раз на финской земле. Походили по магазинам, поискали пропитание. С едой плохо. Кофе, кола, пиво - это пожалуйста, а поесть по-настоящему негде. Сразу после Оулу ищем место для стоянки. Кемпингов по берегу Ботнического залива довольно много, и вскоре нам попадается очень приличный кемпинг прямо на берегу. Иду на переговоры. Первый раз за границей это всегда страшно и непривычно. Ты вдруг идешь и начинаешь говорить по-английски. Здесь нам повезло - приветливая финская девица, отлично знала английский, и быстро, и внятно все нам рассказала. За 180 финских марок нам досталось место для палаток. За 210 можно было снять домик, но мы еще не разошлись и решили сэкономить. В кемпинге, как и в большинстве скандинавских кемпингов, была кухня с посудой, где мы приготовили пищу. Уже очень хотелось спать, и вскоре мы уснули мертвым сном. Я при подготовке отъезда не спал, практически, 3 ночи.

Утром проснулись около 9. Было ясно и прохладно. Купаться в Ботническом заливе не было ни малейшего желания, и ничего не оставалось делать, как быстро собраться и ехать дальше.

Следующая остановка город Симо (Simo). Для нас с Танькой это не просто финский райцентр, а город однофамилец. Собственно ничего удивительного нет. Симо - распространенное финское имя и фамилия. Есть город Симо, река Симойоки, озеро Симоярви.

Останавливаемся и фотографируемся у различных вывесок, заходим в Simo market. Покупаем еды. Если честно признаться, то еда нужна нам как повод прихватить в супермаркете пачку фирменных пакетиков с фамильной надписью. Город небольшой, и делать там, особенно нечего.

Следующая остановка в г. Кеми (Kemi). Это уже большой город. В него вполне можно приезжать и заниматься шопингом. Паша с Леной рванули в это магазинное царство и исчезли с концами. Лишь через несколько часов их удалось возвратить в машину.

За это время мы позавтракали в китайском ресторане. В большинстве стран это самый простой, дешевый и быстрый способ поесть. Единственный недостаток - все очень перченое и политое всякими специями. Теперь я понимаю, почему такие ресторанчики называются иногда - “Огнедышащий дракон”. Когда выходишь из них, кажется, что весь пищевой тракт в огне.

Швеция

Кеми находятся почти на границе со Швецией, которую мы вскоре переехали. Массивные сооружения погранпоста еще не до конца заброшены. В них еще есть люди, но уже никого не тормозят.

Сразу после границы видно, что мы попали в другую страну. Дома основательней и ухоженность бросается в глаза. Куча цветов. В Финляндии цветы тоже есть, но в Швеции все как-то более с претензией на дворец. Финские домики, какие-то более домашние, теплые и уютные, вписанные в ландшафт. Вместо просторных финских парковок - небольшие расширения дороги. Попадаются парковки и со столиком, но все равно они стоят совсем рядом с дорогой. Туалетов нет. Принято ходить в кусты. Зато камнями выложено костровище, и что самое умильное, лежат наколотые дрова. Вот так, а говорят на западе не принято жечь костров.

Во всем чувствуется, что у шведов денег больше. Движение на дорогах более оживленное, машины поновее. Много народу путешествует с караванами.

Сразу после границы мы продолжили движение по берегу Ботнического залива по трассе Е4, но вскоре после Лулео (Lulea), свернули вглубь страны. Дорога стала пустынной, погода испортилась, пошел дождь. По краям дороги стали попадаться пасущиеся северные олени. Конечно, они не дикие и пасутся рядом с хуторами, зато не боятся людей и можно к ним подойти.

На очередной парковке мы устроили перекус с кокосовым молоком, купленным еще в Кеми. Не зря Финляндию зовут Финикией. Там видимо не только финики водятся, но и кокосы растут. Лене молоко очень понравилось, и она собралась на обратном пути на все свободные деньги закупить запас на зиму.

По мере продвижения на запад местность стала становиться все более гористой. Дождь кончился, и дорога стала красивой и приятной.

У небольшого озерца остановились на перекус. Паша объявил, что на улице холодно выпил стакан водки и констатировал факт, что за руль он сегодня не сядет.

В городе Сторуман (Storuman), мы сделали первую вылазку на автостоянку, на которой продаются машины. Цены огромные - раза в два больше, чем в Питере. Покупать машины здесь невозможно.

Заправившись перед границей чуть более дешевым шведским бензином, сворачиваем на дорогу №73. По карте вполне приличная дорога, желтенькая такая и действительно асфальт - первые 5 км, ну а дальше, совсем как у нас на границе областей, грунт, притом разбитый. Его, правда, пытаются ремонтировать, но пока от этого только хуже. Вскоре GSM телефон потерял сеть. Я уже даже подумал, что там нет перехода между Швецией и Норвегией, но вот, стоит ненавистная пограничная будка, заколоченная, конечно. При виде этих вымерших границ, я испытываю злорадное чувство. Сколько лет они мешали людям путешествовать, но вот настал конец. Теплится в душе мечта увидеть нечто подобное в Торфяновке.

Норвегия

Уже темнеет и пора искать кемпинг. Вокруг горы, и вполне можно встать прямо на берегу одного из многочисленных озер, но у нас не заряжен аккумулятор в камере, и надо искать место, где можно зарядиться. В деревне Grubben обещан красивый вид и кемпинг. Вид есть, но от кемпинга никаких следов. Дорога по прежнему грунтовая. Крутые подъемы и спуски. Хорошо, что ночью здесь “полярный день” - светло. Стоянку мы искали долго, дважды натыкались на кемпинг без свободных мест. Встать удалось уже на трассе Е6 около деревни Kapfjellet. Огромный кемпинг, очень дорогой, почти по 40$ за домик. Душ платный, за монетку 10 норвежских крон и вдобавок очередь. Монетки хватает минут на 10, а уж раз уплачено, экономный европеец использует всю отведенную порцию. В очереди я настоялся еще в совковые времена на всю оставшуюся жизнь, и пришлось периодически выходить на разведку и ждать, когда толпа рассосется. Пробиться мне удалось только к 2 часам ночи.

Утром ясно и тепло. Долго перебираем вещи и пытаемся их запихнуть в багажник. Собираемся быстренько доехать до Тронхейма, там уже и пообедать. Дорога идет между достаточно пологих гор. Особых достопримечательностей на пути нет.

По карте в Trones есть водопад. Делаем остановку и пытаемся его найти. Увы, он давно превращен в плотину ГЭС. Чтобы туристам не было обидно рядом сделан детский парк с аттракционами и зоопарком.

Следующий водопад нас совсем расстроил. Во-первых, это тоже ГЭС, во-вторых, за право посмотреть место, где он когда то был, надо платить кучу денег, в-третьих, наш генератор перестал генерить. Машина еще заводится, но лампочка горит, и напряжение на клеммах – 12 вольт.

В некоторых странах - не велика беда. 90 амперного аккумулятора на день хватит, но в Норвегии положено ехать с ближним светом, а штрафы огромные.

Пытаюсь перебрать генератор, но реле регулятора, похоже, мертвое и результат нулевой.

Север Норвегии не изобилует большими городами и, соответственно, автосервисом. До Тронхейма нам не дотянуть. Едем как можем, когда никто не видит без света. Ситуацию усугубляет то, что сегодня воскресенье - все закрыто.

Аккумулятора хватило до г. Steinkjer, прямо до фордовской станции. Здесь машина окончательно встала. На удивление на станции нашли мужика, который видать соскучился по работе и не мог дожить до понедельника. Порывшись, он сказал, что ему не найти и приходите завтра, а если не найдем, то за день из Тронхейма довезем. Печально это. Послезавтра у нас паром. Делать нечего. Бросаем машину и идем гулять по городу.

Тихий городок. Уютно здесь, в окошках, да и везде в округе цветы. У местной церквушки скамейка с травяным покрытием. Здорово, я такого больше нигде не видел. Задница только мокрая и зеленая. Паша с Леной злобно пресекли нашу попытку отужинать в местном McDonalds и привели нас в фирменное кафе со словами – “хотим национальной норвежской кухни”. Кафе, конечно, приятное. На стенах висят всякие древности, лыжи, колеса от телеги, рюкзаки, фотографии. Национальной норвежской едой оказалась котлета с картошкой, которая, кстати, на всех северных языках так и называется Kartofel . Поели мы конечно вкусно, но чувство, что мы так не уложимся в смету начало плавно проникать в душу и портить аппетит.

К вечеру мы опять вернулись к машине и, собрав рюкзаки, двинулись искать стоянку. В городе кемпинга нет, а гостиница начинается от 100$. Это нам не по карману. Погода тем временем совсем испортилась. Пошел сильный дождь. Место мы нашли в ближайших диких зарослях у дороги, метрах в ста от квартала многоэтажных домов. Ни один местный житель в здравом уме туда ночью не пойдет, и мы практически невидимы, но как только мы стали ставить палатки, совсем рядом с нами объявились местные бабки и стали что - то яростно обсуждать. Мы уже были готовы к худшему, к объяснению с полицией, но все обошлось. Как выяснилось, они решили в лесу нарвать веник из какой-то местной травы. Вскоре они удалились, а мы улеглись на ночевку. Спалось на редкость плохо. Грустные мысли лезли в голову. В современной жизни машина дарит человеку как самые приятные, так и самые печальные минуты жизни. Сегодня – сплошная тоска.

Утром опять дождь, сильный и мокрый. Станция открывается в 7 часов. Бегу к открытию. Увы, ни деталюшки, ни генератора в сборе нет. К счастью, в городе еще был магазин автозапчастей. В нем было все. Всего 120 крон и я - счастливый обладатель железины. Ставлю, толкаем, не заводится. Аккумулятор так сел, что не работает ни бензонасос, ни зажигание. Вскоре, правда, пришла идея. При таком разряде аккумулятора нет возбуждения. Подаю на обмотку + прямо от аккумулятора, толкаем - УРА, ПОБЕДА, ЗАВЕЛИСЬ . Меряю напряжение. 14 вольт. Генератор работает!

Теперь у нас опять те же планы - пообедать в Тронхейме. Только до парома на день меньше. Доехали быстро, но график уже напряженный. На обед и осмотр города у нас всего час.

Запарковались прямо на набережной. Чувствуется, что парковка платная, но в данном конкретном месте знака нет. Боязно как-то, но идем гулять. Тихий городок: цветы, рынок на площади, красивые крышки люков. По улицам ездит туристический автобус с прицепами, сделанный в виде поезда.

С осмотром все в порядке, но вот с обедом… Кафешки открыты с 12 –14, McDonalds Паши - Лены не могут посещать по религиозным антиглобалистским убеждениям. В конце концов, съели BigMac в мексиканском исполнении. Еще в Тронхейме нашли хороший книжный магазин с картами и книжками. Здесь нам, наконец, удалось купить Lonely Planet “Iceland, Greenland & Faroe Islands”. Без нее ездить по Исландии было бы тоскливо.

Дальше дорога идет на юг, к самым высоким норвежским горам и, соответственно, красивым фьордам. Дорога Е6 постепенно набирает высоту более, чем на километр. Появившийся при продвижении на юг лес опять сменяется тундрой. Отличное место для прогулок. Невысокие пологие горы, куча кемпингов. С каждой вершины отличный вид.

Несмотря на недостаток времени, решаемся не ехать прямо в Берген, а быстренько осмотреть самые интересные места. В Домбасе (Dombas) сворачиваем на дорогу №9 в сторону моря. Дорога проложена вдоль реки Lagen, которая вырезала в скалах каньон почти километровой глубины. По мере приближения к океану скалы становятся все более отвесными и с них падают самые высокие в Европе водопады, самый высокий Mongef – 774 метра. Речка, на которой он расположен, конечно, не велика, да и падает он несколькими ступеньками, но посмотреть его стоит.

Мы остановились передохнуть, а Лена даже искупалась в речке. Потом, осмотревшись по сторонам, выяснили, что купалась она прямо под плакатом, с фотографией страшного и по всей видимости очень кусучего микроба, обитающего в речке.

В ущелье одного из спадающих с высокогорного плато водопадов в 30х годах была проложена дорога, получившая название “Дорога троллей”. Роскошный серпантин с уклоном за 10%, поднимается на километровую высоту. Дорога в основном предназначена для туристов. Много караванов, которым, кстати, здесь запрещено ездить. На верху подъема смотровая площадка, с многочисленными ларечками, эксплуатирующими тему троллей. После перевала – начинается спуск к морю, к следующему фьорду, который можно пересечь только на пароме. Паромы ходят часто, и ждать их особенно не приходится. Люди бесплатно, машина - 35 крон. На пароме можно выпить кофе. Стоят кружки и кофеварка – наливай сколько хочешь. Рядом стоит копилка и ценник 10 крон.

Дальше опять на перевал. С его вершины открывается вид на одну из самых больших норвежских достопримечательностей – водопад “7 сестер”. Со скал прямо во фьорд Geirangerfjord стекает семь речек. По правилам все это надо смотреть с парома, который ходит вдоль фьорда раз в несколько часов. Это, наверно, единственный в Норвегии паром, на который можно не попасть с первого раза и остаться ждать следующего в очереди. Пользуются этим паромом в основном туристы. Времени ждать у нас нет, и приходится смотреть на это чудо природы со смотровых площадок.

Спуск к морю оказался крутым серпантином. Ехавший перед нами испанский автобус не вписался в поворот и съехал колесом с дороги. Все обошлось без жертв, но дорогу он перегородил полностью и надолго. Мы все больше выбиваемся из графика. Спустившись до уровня моря, дорога опять начала набирать высоту. Страшно за машину. До парома меньше суток и полтысячи километров. От таких нагрузок что-нибудь отвалится, и все пропало. На ближайшей горе сделана смотровая площадка на высоте 1465 метров. Прямо до нее проложена дорога, но, увы, время поджимает. Придется теперь уже ехать прямо и без остановок. На высокогорном плато выезжаем на дорогу №15 с многочисленными многокилометровыми туннелями. Интересно, но внутри туннелей работает сотовый телефон. На потолке установлены специальные отражатели, по которым сигнал от ретранслятора доходит в самую глубь. Я воспользовался этим и позвонил домой в Вырицу.

Неожиданно горы остаются вверху, а дорога начинает петлять вдоль берегов фьордов. Вначале это даже не фьорд, а озеро Strinsyaten. Длиннющее озеро с зеркальной водой, в которой отражаются снежные вершины в красных лучах заката. Хочется встать и жить здесь месяц, если не всю жизнь. Кемпинги здесь многочисленны и расположены прямо у кромки воды. В районе г. Strin мы опять меняем дорогу на №60, пробитую по краю скалистого берега фьорда. Ширина ее не больше 3 метров. С легковой машиной еще можно разъехаться обоюдно съехав на обочину, а вот с грузовиком или автобусом приходится пятиться до ближайшего разъезда. Для этого через несколько сотен метров сделаны специальные уширения. На одном из них остановились отдохнуть.

Сегодня мы уже 14 часов в пути, устали ужасно и едем невнимательно. Мне, как водителю, кофе, ну а остальные усиленно допивают бутылку Baleys. Когда мы тронулись и набрали скорость, что-то прошуршало по крыше – оглянулись – бутылка на асфальте. Мы ее после распития с крыши убрать не успели. Бутылка осталась цела, а скорость была уже километров 40.

Вскоре дорога опять пошла на перевал, на этот раз невысокий, примерно 600 метров, после чего мы оказались на дороге №1, самой интересной норвежской трассе, идущей по самой кромке атлантического океана.

Уже 11 вечера и начинает темнеть. В ближайшей деревушке Klakegg подвернулся кемпинг, в котором мы заночевали. Пришлось искать и будить хозяйку, которая уже мирно спала в своем доме на другом краю деревни. Взяли 4 местный домик. Он не многим дороже места под палатку, которую надо еще ставить, а потом разбирать. Кемпинг еще запомнился оригинальной конструкцией душа, в который есть входы из женского и мужского туалетов. Я так и не понял, здесь так и надо, и душ общий, или все же если ты туда вломился, а там существо противоположного пола, то надо смущенно удалиться?

Утром встали в 6 утра по будильнику. Сегодня 24 августа в 15.00 отплывает наш паром. До Бергена больше 300 километров горной дороги, а следующий пойдет только через неделю. Едется очень нервно. Времени на неисправности нет совсем. Ну в крайнем случае час-два. Дорога довольно простая. Спуски, подъемы есть, но не очень крутые, со вчерашними не сравнить. Много маленьких туннелей. В Lavik паром. Весьма солидная посудина, рассчитанная на сотню, а то и больше машин, идет почти пустая. Для пассажиров отдельный зал с мягкими сиденьями, игровым автоматом, кафе и главное кофе, которое можно налить в уютную керамическую чашечку. Три этажа парома связаны лифтом.

Когда до Бергена осталось 20 километров, от души отлегло. Доедем на такси, в крайнем случае. Около г. Knarvik очередной фьорд дорога пересекает по мосту. Проезд платный - 45 крон.

По нашему опыту – питание на паромах дорогое и самое время набить желудок, заодно потратив остаток норвежских крон, особенно мелочи, которая нам уже не пригодится, а обменять ее в другой стране невозможно.

Подвернулся супермаркет с хорошей столовой, где мы съели по большому куску говядины. После всей шумихи с коровьим бешенством, я уже не надеялся увидеть в Европе мое любимое мясо, но все оказалось не так страшно. Говядина есть в любом кафе, в нескольких видах, цены не ниже свинины, и народ ее берет и ест.

Вскоре в поисках места, где потратить излишки крон, мы набрели на спортивный магазин. В корзинах распродажи валялись отличные гортексовские ботинки и куртки. Уценка примерно в 3 раза. Все равно не дешево, но мы с Таней давно хотели купить себе куртки. 70$ отличная цена. Единственный минус – они почти белого цвета. В походах это совсем не практично, но зато в 3 раза дешевле. Купили. Лена купила гортексовские кроссовки, за 60$ вместо 200. Денег не хватило. Пришлось менять. В результате после этой попытки потратить деньги крон у нас оказалось больше, чем перед этой попыткой.

В Берген мы въехали по карте из Lonely Planet. Въезд в центр – 60 крон. Паша был за рулем, а я штурманил. В самый критический момент, зазвонила трубка. Свою трубку я с собой не взял. Если бы все мне звонили в обычном темпе, никакого отдыха не получилось бы, но бросить контору на произвол судьбы нельзя и я купил новую дав номер, только для экстренных звонков. Вот такой экстренный и случился. К счастью дорога шла прямо, и вскоре в перспективе улицы всплыл огромный корабль с надписью Norrona. Мы у цели. Пристань в самом центре города, в бухте Vagen. Главное вовремя свернуть на дорогу №585. Дальше уже стоят указатели, в том числе значок парома с подписью International.

Встали в очередь, но тут вспомнили, что мы с пустым баком. Ходили слухи, что бензин в Исландии в 1.5 раза дороже, чем в Норвегии. Отправились на поиски горючего. Как назло, в центре ни одной заправки. Бензин мы нашли, примерно через 20 минут поисков, зато объехали весь центр города.

На паром 2 очереди. Пассажиры идут через здание вокзала, машины в порядке общей очереди отдельно. Считается, что в машине должен быть только водитель. Так, наверное, удобнее. Машины в пароме загоняют в узкий трюм, где и так тесно и лишних людей там не надо, но расставаться не хочется, а выгонять пассажиров никто не собирается.

На въезде паспортный контроль. Внимательно смотрят визу. Финская? В Исландию? Произношу заученную фразу, мол, страна первого въезда, а Исландия не основная страна. (Интересно, а какая тогда основная?) Пограничникам собственно не жалко. Им скорее просто интересно пообщаться. Машины из России бывают здесь очень редко. Типичный диалог:

- Russia?

-You is really from Russia?

- Yes.

Все прошло успешно. Наша маленькая, добытая в России, розовая бумажка, похожая на товарный чек превратилась в пачку настоящих цветных билетов. На лобовое стекло выдали желтую бумажку с надписью Sey?isfjor?ur. Хорошее название, как и большинство других исландских, язык сломать можно. По-русски что-то между Сейдисфюордюр и Сейтисфьюотюр.

Norrona

Norrona построена в 1985 году. Это довольно большой 9 палубный паром. Самый высокий этаж – 8, но над ним есть еще палуба со всякими там антеннами. По размерам примерно как Silja Festival курсирующий между Турку и Стокгольмом. Жизнь только у него более тяжелая. Северная Атлантика, это не лужа Балтийского моря. Norrona приписана к порту Торсхаван, столице Фарерских островов. От туда она делает 3 рейса в неделю, в Берген, в Сейдисфюордюр и датский порт Ханстхольм. Стоянка не более 3 часов. В целом впечатление, что эксплуатируют ее на убой. Краска отваливается, стены и прочии конструкции погнуты неведомой силой. Собственно, так оно и есть, этот год последний. В 2002 году ее заменит новая Norrona, много больше сегодняшней, для этого даже строят новые терминал в Сейдисфюордире.

Новый корабль большей вместительности просто необходим. В сезон билеты на Norrona распродают за месяцы до отправления. Набивают ее до отказа. В машинном трюме интервалы между машинами по несколько сантиметров. Чувствуется, что по сравнению с проектной добавили одну полосу, и как минимум десяток машин в длину. Народ, которому не досталось мест, лежит прямо на полу. Я как-то не думал, что такое может быть в западном мире изобилия. Одно радует – терпимость и приветливость персонала. При такой давке, очень легко занять позу ”вас много, а я один”.

Сильно отличается паром и по духу людских отношений. Во-первых, он очень долго идет в пути, во вторых, благополучный западник, привыкший жить отгороженный от внешнего мира стеной своей кабины, вдруг оказывается на общей палубе, в обстановке строяка времен социализма. На это интересно посмотреть, хоть впрочем, мы ждали большего. Вот до чего капитализм нас довел: комфорту мало!

Первые 2 палубы заняты каютами на 4 человека, 3 и 4 автомобильные.

На 8 палубе - кушетки (coucettes) . Это такие каюты на 8-12 человек. Постельное белье в них не положено.

На остальных палубах расположены общественные помещения в смеси с каютами. Практически все каюты без иллюминаторов.

Viking Club – место, где продают коктейли, а массовик затейник веселит народ игрой в бинго. Иногда показывают рекламное кино про Фареры. Вечером танцы. Народу там мало, а диваны мягкие. Это лучшее место для обитания.

Расположенное этажом ниже Экспресс-кафе удобно для пропитания, но там не протолкнуться.

Конечно самая вкусная еда в ресторане. В зависимости от конъюнктуры там можно пообедать за 85-185 датских крон. Дешево в день отправления, когда народ еще не проголодался, и в шторм, когда многим не есть хочется, а как раз наоборот, не выходить из туалета. За эти деньги предусмотрен шведский стол. Соки, кофе, выпивка за отдельный счет, но вода бесплатно, а официантки, хотя и с кислым видом, ее приносят. Есть еще пивной бар.

Фришный магазин, с бестолковым набором дорогих продуктов, выпивки, жвачек, чипсов и другой дряни. Обменный пункт, с огромным дисконтом, особенно по исландским кронам (40%). Так, как паром Фарерский, валюта на нем – датские кроны. Во всех местах принимают и другие деньги, но во-первых с учетом невыгодного курса обменника, во-вторых нет мелочи и сдачи, которую дают датскими кронами, естественно округляя не в вашу пользу.

На 7 и 8 палубах со стороны кормы открытые площадки, где можно сидеть на шезлонгах и загорать (шезлонги обычно висят на стене, куда их после использования пассажирами регулярно вешают матросы). На 9 палубу, как правило, не пускают.

Все остальное – каюты. Собственно мест отдыха - не так много.

Время на борту Фарерское – на 1 час отличное от европейского, равное английскому.

Нам достались кушетки на 8 палубе. Жить там весьма неплохо. Народ тихий и мирный. Только сборная команда каких то спортсменов буянила весь вечер в коридоре.

Бросив вещи, мы забрались на открытую часть 7 палубы праздновать отход. Начали с шампанского, потом прикончили многострадальный Baleys, потом уже водка пошла. При виде нас народ многозначительно говорил ”О! Russian schnaps”, вспоминал про русских, которые пьют водку в обнимку с медведем (или свиньей) и играют на балалайке.

Паром, тем временем, поднырнув под 2 огромных висячих моста, миновал тихий фьорд, в конце которого расположен Берген.

Нельзя сказать, что волна в море была большой, мы по такой на байдарках ходим, но начало качать. Выяснилось, что напиться на берегу - совсем не одно и тоже, что напиться на море. Как же хреново! Обидно. Ругаю себя. Испортил себе праздник. Вот сейчас я посреди Атлантики, миг, которого я так долго ждал, настал, а мне плохо и гадко. Напился, как на работе, только там за это деньги дают, а тут одни только неприятности. Все - больше до дому пить не буду. Только шампанское.

Более или менее пришел в себя к 3 часам ночи. Паром как раз пришел в Лервик. Это Шетланские острова. Великобритания. На улице совсем темно. Небольшой городок. Странное чувство. Смотришь и видишь – все надписи на английском. Все понятно. Вот бы так во всех странах, включая Россию. Но не все здорово в этом рассаднике западной цивилизации - движение левостороннее. Рано или поздно мы заедем на машине в левостороннюю страну. Мне даже сны ужасов про это снятся. Одни говорят ничего страшного, другие говорят – больше дня не проездишь. Напугали меня. Вот вернусь в Питер, и начну тренироваться.

На пароме мы столкнулись с еще одним следствием левостороннего движения. Английские дети, подсевшие в Лервике, сели за игровые автоматы, а на них автогонки, и, как понятно, правосторонние. Только шкет стартанет, так сразу в лоб встречному. Ничего понять не может. Вроде за соседнем автоматом, сидит такой же как он юный норвежец, и у него все получается.

Погулять нас конечно в Лервике не выпустят. Объединенное королевство не торопится вступать в шенген. Максимум, что возможно, это сойти по трапу и постоять на земле, а вернее на бетоне причала, самой западной из западных стран.

Стоянка всего час. Проветрившись на свежем воздухе, я окончательно пришел в себя и наконец смог заснуть.

Утром занялись подсчетом денег. Результат потряс Пашу с Леной. Если раньше они тащили нас в кафе за национальной едой, теперь, осуждающе смотрят при попытке купить булочку и кофе за 2$. Мы устойчивые. Нас так просто не смутишь. Горячий кофе ближе к телу, чем горстка монет в кармане.

В 16 часов паром причалил в Торсхаване (Torshavn) , столице Фарерских (Foroyar) островов. Транзитников выпускают погулять на 3 часа. Вопрос - шенген Фареры или нет, на пароме решен просто. Соответствующая территория на карте вывешенной на пароме названа шенгеном. На сходе с трапа сонно сидит местный полицейский, не реагируя на проходящую мимо толпу.

Население Торсхавана – 30 000 человек. Небольшой городок, похожий на большинство скандинавских. По внешнему виду фарерцев можно отличить от остальных соседних народностей. Столетия практической изоляции сделали свое дело. Язык у них – фарерский – плохо понятный датчанам датский. Нам он и тем более не понятный, но можно важно сказать, что мы на нем умеем говорить также, как на датском, т.е. никак.

Сразу по выходу нам на пути встретились телевизионщики.

- Вы откуда?

- Из России.

- Здорово, а можно мы вам вопрос зададим?

- Давайте

- Что вы думаете про независимость Фарерских островов?

Эх, что им сказать? Остается пожать плечами. Я не так знаю английский, чтобы сказать, что я думаю. Глупость и несправедливость, коротко говоря.

Фареры в этом году решили провести референдум о полном отделении от Дании. Оказывается в тихом Датском королевстве по-прежнему не все спокойно. Крошечный кусочек земли с населением небольшой деревни, решил прибрать к себе 300-мильную зону, почти всю северную Атлантику и ловить там рыбу в гордом одиночестве. Юридический нонсенс, иначе не назовешь.

Острова и так давятся от денег. До деревень в несколько десятков домов проложены дороги с многокилометровыми туннелями. До деревушки Trollanes проложены 2 туннеля по 5 км. Мало им, глаза горят, свободу подавай.

Так и ушли мы молча, не попав на экран фарерских телезрителей.

Все это конечно скорее исключение из правил. Средний местный житель мало отличается от скандинавов. Мирный, интеллигентный, застенчивый. Кошки греются на окошках, бараны пасутся на травяных крышах.

О таких крышах хочется сказать особо. В северных странах на крыше дома, вместо шифера может оказаться газон. В современном варианте газон покупается в рулонах и раскладывается по крыше предварительно покрытой специальной пупырчатой полиэтиленовой пленкой. Траву стригут, иногда запускают пастись баранов. Особенно колоритно смотрятся блестящие мансардные окна, торчащие из травы. Даже главный отель Торсхавана покрыт такой крышей.

Острова голые, лес здесь уже не растет. Скалистые горы, поросшие травой, составляют местный пейзаж. Практически на каждую можно залезть. Приятное место для прогулок, но холодно и ветрено. Долго на Фарерах делать нечего. Всего в архипелаге 18 островов и только один из них необитаемый. Острова соединены паромами, которые, правда, ходят не часто.

В северной части города есть очень приятный парк. Во всяком случае, стоит его посетить, используя три отведенных на осмотр часа.

На западе возвышается шатер кирхи Vesturkirkjan 25 ar, построенной в начале семидесятых. Очень обаятельный пастор. Мы даже немного пообщались.

Отель и молодежный хостел расположены на горе возвышающейся над городом

Бензин на заправках, как в Дании, примерно 1$. Цены на машины высокие, совершенно для нас не реальные. Магазины и банки открыты с 10 до 17, и при нехватке датских крон, можно прикупить их в банке. Это получится выгоднее, чем на пароме. Кидаться покупать исландские кроны не стоит.

Трех часов по дороге туда и трех по дороге обратно вполне достаточно для осмотра столицы.

Вскоре после отхода опять зазвонил телефон. Конечно опять с проблемами, но это все же приятно. Ты проплываешь мимо диких и пустынных остовов, но всемирная телефонная сеть нашла наш маленький телефон. Всегда относился к мобильникам, как к живым существам.

Теперь мы уже в открытом океане, северной Атлантике. Вокруг океан. Как-то в моем детстве, родителям досталась путевка до Риги на теплоходе “Михаил Лермонтов”. Раз в году, на него пускали наших граждан, в остальное время он возил иностранцев. Как сувениры раздавали программки, в которых в программе дня числились будоражащие душу фразы типа “четверг – атлантический океан”. Как тогда это было далеко, но вот, я на корабле и вокруг бескрайние океанские просторы.

Исландия. Страна анютиных глазок.

Утром погода резко испортилась. Ветер, дождь и жутко холодно. Вот она Исландия. Собственно здесь положено быть такой погоде. Конечно, хотелось верить, что нам повезет, но, похоже, увы. Радует то, что нет обещанного тумана с видимостью 10 метров. Земля показалась только тогда, когда мы начали заходить во фьорд. Трубка не работает. Фьорд длинный и мы долго с нетерпением ждали, момента, когда в конце появятся признаки жизни и мы, наконец, вступим на землю Исландии. Рваные белые облака лежат на ближайших скалах. Вся эта картинка пронизана каким-то необычным светом.

Наконец корабль причалил. Пора идти к машине, но тут пришло в голову, что все не так просто. Во-первых, я не могу вспомнить, в какую дверь надо заходить в трюм, но это полбеды. Несмотря на давку, через несколько минут мне удалось пробраться к нашей красавице, но заводиться она отказалась наотрез. По статистике, это не к добру. Все неприятности начинались с того, что машина утром не заводится. Почему-то полностью разряжен аккумулятор. Хорошо, что мы несмотря на советы пришли к машине вчетвером. Толкаем, заводимся, но ведь у этого есть причина. Опять не работает генератор?

Трюм парома устроен так, что машины выезжают передом и не требуется пятиться задним ходом в коридоре. Так как мы въехали последними приходится последними и выезжать. На въезде, - как будто шенгена не вводили. Все по полной программе. Дезинфекция в грязной луже, с ударом глушителя о крутые края - ящера боятся. Потом паспортный контроль. Финская виза? Ой, а это как? Из России? Действительно из России? Ну ладно, езжайте. Дальше, нечто типа транспортной инспекции. Выдают бумажку с местными правилами, типа овец не давить, траву не топтать, фары включать. Если машина бензиновая, на стекло клеят синюю этикетку, дающую право ездить по Исландии 3 месяца, если дизель, то все хуже. Этикетку клеят красную, и за каждую неделю срока действия надо платить 5000 исландских крон. Это около 50$. Конечно это много, но в целях поддержки фермеров, дизтопливо в Исландии 0.6$, а бензин 1.05$. Для путешественника собирающегося активно ездить – дешевле заплатить за дизель.

Дальше таможня с собачкой, нюхающей наркотики. Тут нам совсем повезло. Таможенник знал русский (сперва показалось, что это – глюк!). Конечно, не очень, но отдельные слова говорить мог. Их, как выяснилось, поощряют при обучении разным языкам. Он выучил русский. Пользоваться только ему своим русским не довелось, и вот представился случай приобрести языковую практику. Перерыл всю машину со словами – “а это что?” При досмотре личных вещей всякий раз спрашивали разрешения открыть рюкзак, сумку и т.д.

Контрабанды мы не возим, любой досмотр нам не страшен, вот только запихнуть обратно, потрошеные вещи не всегда сразу удается. По результатам досмотра разные вещи, вырвавшиеся на свободу, опять заняли все заднее сидение.

Сейдисфюордур – город с населением 700 человек. Все вертится вокруг парома. Даже кафе работают только по четвергам, когда приходит паром. Деньги менять тут тоже не рекомендуется. Курс не выгодный. Для приехавших из Европы полезно купить дизтопливо. Как понятно, делать это прямо на выезде с парома не следует. Надо переехать через перевал в Eglissta?ur (Эглистадур). Там все уже существенно дешевле, но не до конца. Например карты Исландии продаются за 1400 крон, хотя в соседних городах они по 900 крон.

Дорога из Сейдисфюордюра быстро набирает высоту. Вокруг виднеются водопады, каждый из которых, окажись он, например в Крыму, стал бы чудом природы, национальной гордостью, за просмотр которого взимали бы кучу денег. Тут таких чудес завались. Даже как объект для осмотра не помечен. Как только дорога достигла перевала, погода стала на глазах улучшаться и это не случайно. Северные районы существенно суше юго-западных. Так в Сейдисфюордере осадков выпадает примерно 3000 миллиметров в год, а по другую сторону перевала – 600, т.е. в 5 раз меньше! В Эглистадире дождя же не было. Температура 14 градусов, а на перевале была 2 градуса.

Города в Исландии крошечные. Рейкьявик – 170 000, Акюрейри – 14 000, остальные меньше. В Эглистадире, наверное, тысяча. Город тоже ориентирован на туристов с парома. Есть большой кемпинг, супермаркет, столовая со шведским столом. В Банке мы поменяли несколько сотен долларов. Курс тут уже весьма приемлемый. Одна Исландская крона равна, примерно, одному американскому центу. Умиляет наличие в банке и крупных магазинах термосов с бесплатным кофе и микроволновок для разогрева купленной пищи. Тут даже копилочка для денег не стоит. За всю Исландию я видел ее только в одном магазине.

Деньги в Исландиии очень интересные. Монеты с рыбами. По мере роста номинала, рыб становится больше, да с сами они пожирней. Бумажные деньги с красивыми девушками, никаких тебе имперских крепостей и старых королей.

Все весьма похоже на Скандинавию, те же почти игрушечные домики, с цветными крышами, но есть и отличия.

Местное население темпераментней. Это уже почти Америка и не только геологически и географически. Народная музыка здесь кантри. Фермер, бывает в ковбойской шляпе. Народ в целом поживее. Шустрые стройные девицы. Бьёрк – типичная представительница местной породы. Вот, например кадр. Выбегает такая лохматая, в джинсах и широкополой шляпе, прыгает в джип и срывается с места. Только метлы ей не хватает. Это с одной стороны, а с другой маленький женский фолксваген жук, с плюшевым рулем и цветами на нем. Исландские мужчины не затравлены кампаниями по борьбе с сексуальными домогательствами. Таможенник, например, дружески похлопал Таню по плечу, другой с видом бравого капитана нашел в очереди машину с настоящей француженкой и примерно час с ней общался. Горячие исландские парни! Много детей. По два, по три. Бегают такие белобрысые, свободные и смешные. Исландии вымирание не грозит, поэтому и не стоит на повестке дня необходимость раздачи гражданства арабам и неграм с высокой рождаемостью. Женщины тут – настоящие женщины, мужчины – тоже настоящие мужчины. Можно сказать народ здесь веселый, добрый и не приставучий. Общее настроение более праздничное, чем в Европе. С терроризмом здесь не борются, хотя система контроля в аэропорте самая современная. Педантизмом тоже не страдают. Разные куранты в Рейкьявике звонят с точностью плюс-минус 5 минут.

Хулиганов здесь нет, стены не расписаны, но вот в каждом магазине весьма солидная охранная сигнализация. Мало вероятно, что это случайно. Похоже с правопорядком не все идеально. Местный полицейский весьма заметен, в отличие от Европы. Огромная машина, раскрашенная под американскую, лихо несется, осматривая владения. Встречаются засады с радарами и это тоже не случайно. Часто можно встретить местного жителя, который несется километров на 40-60 быстрее положенного. Если в Европе экономичность и практичность превыше всего, здесь позволяется быть крутым. Огромная наполированная американская машина или джип с огромными колесами, встречаются по всей стране.

Самое удивительное, это цветы. Вроде тут совсем холодно и дождливо, вроде цветы должны умереть в этом суровом крае. Но, несмотря на это, все города в цветах. Анютины глазки всеми своими оттенками превращают суровый пейзаж в сказку. Если в Скандинавии все пестрое, то Исландцы красят всю деревню в одном стиле и в результате получается просто картинка. Похоже здесь у народа со вкусом получше, чем в Европе. Вот еще пример. Сено упаковывают в большие полиэтиленовые пакеты. Так делают везде на севере, разве, что кроме России. Большие белые таблетки на полях виднеются за километры. В Исландии не поленились пленку сделать зеленой и не нарушать природной красоты.

А еще Исландия – страна белых барашков. Мы привыкли видеть это грязное и жалкое существо с тупой мордой на наших сельских канавах. Даже как-то странно, что “маленький принц” просил его нарисовать. В Исландии это становится понятно. Местные барашки как будто пришли из сказок. Маленькие белоснежные создания вольно пасутся по всей стране. Барашков можно встретить даже на вулканах, где между травинками по несколько метров.

Если взглянуть с другой стороны – бараны основа сельского хозяйства. Вся страна поделена небольшими заборчиками-сетками на пастбища, чтобы хозяева не перепутали свою собственность. На автодорогах, на границах пастбищ установлены специальные антибаранные устройства. Над ямой через 10 см висят скользкие металлические трубы. Машина их проезжает со страшным воем, а у барана ноги проваливаются между труб. На мелких дорогах раздвижные заборы. Их наличие не значит, что Вам туда нельзя. Их можно открыть и проехать, закрыв за собой. Местными правилами настоятельно не рекомендуется сбивать барашков. В любом случае водитель будет виноват, и должен возместить стоимость хозяину.

В Исландии почти все туристические блага бесплатны. Дороги, туалеты, чудеса природы, все бесплатно, даже гейзер, но взять свое они не забывают. Фото и видеоматериалы в 2-5 раз дороже, чем в Европе, прокат машин от 10 000 до 50 000 крон в день.

Гостиницы и кемпинги тоже дорогие, и более того, мест обычно нет. Надо заказывать, как минимум за день. Нам удалось добыть очень полезную книжку, которую можно скачать в сканированном виде. Там телефоны и перечень услуг. Последнее важно, т.к. не в каждом кемпинге есть душ с горячей водой и кухня. Если Вы не нашли кемпинга, то тоже не страшно. Как правило, можно найти дикую стоянку и встать совершенно бесплатно. В некоторых местах, например в Тингвилире, есть специальные площадки бесплатного кемпинга, с туалетом, помойкой, скамеечками.

В целом, иногда становится страшно, что они с общественным регулированием переборщили. Наряду с этим благолепием, чувствуется, что многие просто не заинтересованы в результате своего труда. Бацилла коммунизма, похоже, начинает грозить стране. Я был бы рад в этом ошибиться. Может после 1070 лет существования парламентской республики люди могут жить в общественном согласии, а уравниловка и социальные гарантии не превращают их в лентяев. Одно можно сказать - жить здесь очень приятно.

Исландские дороги большей частью грунтовые. Даже кольцевая автомагистраль №1 не всюду заасфальтирована. На грунтовке положено скинуть скорость до 80 км/час. Есть участки с идеальным асфальтом, вернее если асфальт есть, то это просто картинка, ни малейших изъянов, но на краю пропастей ограждений нет. Дороги узкие и извилистые. На узких дорогах сделаны разъезды, обозначенные буквой “М”. Есть несколько специфических дорожных знаков.

Кстати про буквы. Мужчина (karlar) и женщина (konur) по-исландски начинаются на букву “К”. Читайте внимательней, хоть ханжеством народ не страдает. В одном кемпинге, женский туалет был закрыт. На Танин вопрос, куда можно зайти, ей ответили – “идите в мужской”.

Грунтовки тоже бывают разными. Лучшие дороги – идеальный грейдер, но много ухабистых с крупными камнями. Камни постоянно летят из-под колес, снося все, что приделано ко дну машины, не говоря о встречных фарах и стеклах. Исландия – страна одноглазых машин. Наверно, каждая десятая фара не горит.

Многие дороги, особенно в центральной части, помечены знаками “Только для полноприводных” или еще хуже “Для специально приспособленных внедорожников”. Первое означает, ухабы и крупные камни, второе реки без мостов. Кстати, условием аренды машин является то, что вы по таким дорогам ездить не будете и в случае поломки вам не забудут выставить хороший счет.

Номера горных дорог начинаются с буквы “F”. Некоторые из них открываются только к середине июля. Дорожная служба периодически издает карту, на которой показаны закрытые зоны. Как правило, это значит, что там еще не растаял снег. Такая карта вывешена на пароме. На местности висит знак “LOKA?”. Рельеф в Исландии гористый и сглаживать его денег нет, поэтому очень много поворотов и крутых до 30 % подъемов. Особенно это впечатляет, когда после такого подъема дорога моментально идет так же круто вниз. Кажется, что ты что-то перепутал и летишь в пропасть. Конечно все это не страшно, но вот если на вершине холма появится встречная машина, времени среагировать у вас не будет, поэтому такие перевалы помечены специальным знаком с надписью “BLINDH??”. Еще полезно помнить, что заправок в центральных областях страны нет, а если и есть, то бензин в полтора раза дороже. Ездить положено с фарами и пристегнутыми.

Из стандартов сотовых телефонов в Исландии основной NMT450I. Он покрывает почти всю страну. К сожалению, международного роуминга с Россией нет. GSM постепенно распространяется, но пока гарантирован охват населенных пунктов с численностью более 300 человек. Конечно не все так плохо, но весьма вероятно, что Ваш телефон не будет работать, даже на главной дороге №1. Собственно GSM не предназначен для покрытия бескрайних просторов. Боюсь в центральных районах связи не будет еще много лет. Есть 2 оператора: ICE TAL и Landssimi. Роуминг с Россией (NWGSM) дешевле у второго.

Английский население в основном знает, но бывают исключения. Во многом исландский похож на европейские языки: Ja – да, No – нет, Hallo – привет, Takk – спасибо, Go?an daginn - добрый день, Opi? – открыто. Если внимательно посмотреть, можно догадаться то, что значит написанное слово, но понять речь абсолютно невозможно, если конечно не выучить энное количество слов. Похожесть языков иногда превращает местный английский в весьма не понятный для нашего уха. Люди просто выбирают совпадающие слова и говорят их как на своем языке.

Ну а теперь все по порядку.

После Эглистадира мы поехали по главной исландской дороге №1 против часовой стрелки. Основная масса приехавших на пароме поехала в другую сторону, и это хорошо. Кемпинги и прочая инфраструктура будут свободнее. Перед нами тащатся английские машины. Приходится их всех обгонять. Им, конечно, очень тяжело даются первые километры с правосторонним движением.

Дорога в этом месте идет не по берегу, а по невысоким холмам. Растительности почти нет. Огромные поля, засыпанные вулканическим шлаком. Это самый дальний от столицы район, и самый малонаселенный. Дорога почти везде грунтовая, но асфальт потихоньку делают. Видна техника и свеже сделанные куски. По карте годовалой давности, асфальта существенно меньше, чем мы видим на самом деле. Исландия только кажется маленькой. Расстояния здесь измеряются сотнями километров, да и километр по грунту совсем не одно и тоже, что по асфальту. Ехать пришлось долго.

Погода тем временем совсем исправилась. За бортом +20, идеальное голубое небо. Вот это да. Так мы еще тут косточки погреть сумеем.

Населенных пунктов практически нет. Какое-то чувство нереальности происходящего. Так не бывает в этом мире. Чувство абсолютного счастья.

Через несколько часов мы добрались до развилки на дорогу F88. Она ведет в центральные районы к теплому вулканическому озеру Viti. Дорога помечена как дорога для джипов, без мостов через реки. Знаки настоятельно не рекомендуют ехать. Подвеска у нашего форда очень низкая. Страшно, одним словом. Начинаем выяснять у местных водителей, действительно ли все так плохо. Говорят да. 20 км проедете без проблем, а дальше никаких надежд. Обидно, ну ладно. Откладываем принятие решения до завтра, а пока едем смотреть самый большой водопад в Европе на реке Jokulsaafjollum. Пожалуй, я не возьмусь произнести это слово, и уж тем более представить в русской транскрипции. Знатоки всегда скажут, что писать надо по другому. С такими названиями приходится мириться как с китайским иероглифом. (Длинное такое, а посередине два “a” с черточкой.) Конечно, можно заняться изучением исландского языка. Все такие длинные слова составные. Так первая часть указанной речки Jokul переводится как ледник, ну и дальше что-нибудь типа Ледниковыймутныйпоток.

Как мне помнится, я уже не раз видел водопад, который считается самым большим в Европе, видимо можно, считать по-разному. Реклама утверждает, что Dettifoss (Деттифосс) это Ниагара в Европе. Действительно Dettifoss, огромен, но на 4 метра ниже Ниагары (44 м). Расход воды весной 500 м3/с. Это в 10 раз меньше Ниагары, так, что сравнение не корректно. Зато выглядит он совсем свободно. Есть автостоянка, туалет, помойка, указатель. Все бесплатно, никаких надсмотрщиков и прочего ненавязчивого сервиса. Вниз по течению река вымыла огромный каньон, небывалой красоты. Туристы есть, но немного, на стоянке 10 машин. В 2 километрах выше по течению еще один 11 метровый водопад Selfoss. К нему мы идем пешком. Он конечно меньше по высоте, но зато струи воды расположились по длине каньона на сотни метров.

Ниже Dettifoss, есть еще одна ступень – Hafragilsfoss 27 м. К нему проще подъехать на машине. Дорога ведет к смотровой площадке на вершине небольшого холма, а вернее вулканчика. Когда ее строили, то проложили прямо посреди кратера срезав бульдозером края цирка. Меня умиляют исландские маленькие вулканчики. Стоит такой холмик, 5 метров высотой, 20 в диаметре. Кратер метра 2 глубиной. Все на месте, только не дымится. Такой на своем дачном участке можно завести.

Все три водопада мы смотрели с восточной стороны, подъезжая с дороги №864. Это проще, т.к. дорога хоть и грунтовая, но проходимая. На машине лучшей проходимости лучше добираться по F862, с запада. Особенно вечером, т. к. вы оказываетесь с солнечной стороны и в струях воды видна радуга. Увы нам это не удастся. Даже здесь мы скребем дном и многострадальным бензонасосом об ухабы. Похоже с планом поездки в центральные районы придется расстаться.

При самом впадении водопадной речки с непроизносимым названием в океан есть еще одно чудо природы. Много лет назад река после землетрясения изменила свое русло. В результате ранее вымытый каньон оказался без реки протекающей в нем. Ровное дно заросло лесом.

Вдоль по дну проложена дорога. Это очень необычное зрелище. Едешь, по равнине, а вокруг тебя отвесные 100 метровые скалы. Каньон называется Asbigy. Въезд бесплатный, ставить палатки нельзя. Этот каньон славен еще тем, что в нем растет самый большой Исландский лес. Береза высотой 8 метров – это для них рекорд. Сюда возят детей показать – что такое лес. Кстати в лесу растут грибы. Паша даже набрал подберезовиков.

Следующий пункт программы – Гренландское море. По дороге №85 мы выезжаем на самое побережье. Я иду купаться. Это 14 по счету море, в котором мне это удалось сделать. Не так уж и холодно, в Беринговом хуже было.

В небольшом сказочно – игрушечном городке Husavik, мы освоили мойку машины. Оказывается здесь все очень просто. Подъезжаешь на заправке к специальному месту. На стенке висят щетки со шлангом, по которому к ним подводится вода. Стоит открыть кран, как вода под большим давлением начинает бить сквозь щетку. Водя щеткой по машине ее можно вымыть за 1-2 минуты. Удобнее я ничего не встречал. Кстати все бесплатно. Это хороший пример, что нужно делать, если хочется видеть на улицах мытые машины. Вот представьте, наша Дума приняла закон и за счет бюджета понастроила таких моек.

Закончить этот длинный и фантастический день мы собрались на озере Myvatn. Это вулканическое озеро с торчащими из воды вулканическими конусами считается одной из главных достопримечательностей. Вокруг по берегам торчат вулканические бомбы причудливой формы. Красота необыкновенная, особенно в красных лучах заходящего солнца. Озеро считается теплым, видимо так оно и есть, но не очень - в конце июля температура воды +10 градусов. В соседних озерах столько же. По рекламе, это рай для наблюдателей птиц (Birdwatcher). Есть в западных странах такое занятие – увидеть как можно больше разных птиц. Сам я не знаток, пернатых, да и соревноваться, не люблю, но за туристическую инфраструктуру, созданную для них, наблюдателям стоит сказать спасибо.

По берегам озера на карте показаны кемпинги, и мы пытаемся в них встать на ночевку. Первую попытку предпринимаем на юге озера в Alftager?i, но тут мы поняли, что озеро (в переводе комариное) названо так не зря. Кровососов, конечно не так много, как где-нибудь в Якутии, но просто так на улице не посидишь, тем более, что костер тут разводить не принято, да и дров в Исландии не растет. Домики все были уже заняты, а стоять с палаткой не захотелось. Все-таки, надо отпраздновать первую ночевку в Исландии, а не просто спрятаться на ночь.

Следующий кемпинг Vogar (коровий), оказался подальше от воды и летучий кровосос не зверствовал столь сильно. Коровы к счастью тоже не летали. Домиков свободных не было, зато удалось уютно поставить палатку. Как в последствии выяснилось, найти домик, коттедж, или другое крытое жилье в Исландии летом практически невозможно - надо резервировать хотя бы за день. Делать это можно по телефону.

На сегодня мы с Таней перенесли празднование нашего одиннадцатилетия знакомства. Каждый год мы его стараемся провести в достойном месте. Год назад это был кратер Мутновского вулкана на Камчатке. Праздничный ужин сварили на примусе. Нас пугали, что в Исландии не достать кемпинг газ. Так написано в письмах на сайте Lonely Planet. В реальности конечно газ есть, но мы оказались в этой поездке с примусом киргизского производства с многозначительным названием “ДОСТАН”, видимо от слова достанет. Это, конечно, было ошибкой, но первый раз он сработал отлично.

Шампанское, бутерброды с икрой, вкусный суп из местных грибов - наш праздничный стол на подстриженном газоне, среди лавовых бомб.

Вечер порадовал красивым закатом, залившим красным цветом склоны вулкана Hverfjall у подножья которого расположен кемпинг Vogar.

Утро было ясным и ветреным. С вечера мы договорились об аренде джипа на день и поездке к озеру Viti, к которому не рискнули ехать на форде. Просили 100$, что было подозрительно мало. Мне эта сумма с самого начала показалась нереальной, что и оказалось на самом деле - 100 баксов с каждого, а джип с водителем. 400 нам не потянуть. Тогда уже лучше на автобусе по 65. Автобус стоит рядом. Мы с Таней готовы ехать, но Паша и Лена против. Пока мы базарили, автобус ушел. Обидно. Он ходит только 3 раза в неделю по понедельникам средам и пятницам в 8 утра. Не купаться нам в теплых вулканических водах. Конечно, у нас и без этого есть что посмотреть.

Сперва мы залезли на расположенный рядом вулкан Hverfjall. Невысокий, 150 метровый, конус сложен из вулканического шлака. Внутри цирка посреди ровной площадки стоит вторичный конус, совсем как у лунных кратеров. Извергался он в последний раз в античные времена. Проехать к подножью можно по дороге, предварительно открыв противобаранные ворота. У самого подножья стоянка, от нее проложена тропа. Куча плакатов на которых настоятельно рекомендуется беречь природу, но тщетно. Все дно кратера выложено светлыми камнями, образующими различные надписи суть кортоых сводится к “Вася был здесь” или “Франция это круто”.

В 4 километрах по дороге №1 к востоку от Reykjahii? - главного города на озере, расположена термальная зона. Несколько десятков грязевых вулканов и фумарол. Вулканы весьма активные и крупные. Пожалуй, такой активной и большой зоны именно грязевых вулканов на Камчатке нет. Грязь темно серая, зато остальной пейзаж собран из ярких красок. Картинка очень похожая на Марс, фотографии которого лежат на сайтах NASA. Такие же остроугольные камни. Не даром американцы тут испытывали луномобили во времена программы “Аполлон”. Прямо к зоне проложена дорога, сделана парковка. Сделаны деревянные дорожки для того, чтобы не пачкать ноги, а главное, не провалиться куда-нибудь. Всюду висят предупреждения, что, мол, свалитесь - сваритесь, температура 100 градусов. Все это не означает, что нельзя подходить ближе, если хочется. Дорожки проложены совсем близко, и подойти без них ближе не удастся, потому что ближе некуда. В любом случае штрафовать за нарушения никто не собирается, и народ гуляет свободно, где хочет.

Чуть северней расположено еще одно озеро Viti, которое не рекомендуют путать с теплым, на которое мы собирались ехать купаться. Расположено оно в кратере вулкана и как полагается ярко синего цвета. Вода чуть кислотная и холодная. Все выглядит, примерно, как на вулкане Горелый, на Камчатке, только до кромки кратера проложена дорога.

Рядом с озером огромное пространство залитое свежей черной лавой во время недавних извержений вулкана Krafla 1975 и 1984 годов. Лава конечно уже остыла, но из многочисленных трещин идет дым. Несколько часов мы лазали по этой совсем новой земле, которой исполнилось только несколько лет.

Еще у комариного озера есть одна достопримечательность – пещера Grjotagja в которой раньше было можно купаться. Это трещина с горячей водой подножья вулкана Hverfjall. Двадцать лет назад температура в ней поднялась до 60 градусов и купание стало невозможным, а до этого было два входа “Ж” и “М”. Место было очень популярным среди туристов. Сейчас температура постепенно падает. Я намерил 48 градусов, сунул руку, потом ногу. И хочется и колется. Вспомнилась сказка про конька горбунка. Многовато, я такого не перенесу.

Вот уже сутки мы катаемся вокруг комариного озера. Уже как-то не терпится ехать дальше. Исландия огромна, а мы все копашимся на ее крошечном кусочке.

За два последних дня мы повидали столько чудес, что душа полна оптимизма, но все не так здорово. Дальше плотность красот падает.

Рядом с пересечением дороги №1 с рекой Skjalfandafljot расположен еще один мощный водопад Go?afoss (божий водопад). Отличается он чистой голубой водой. Большинство остальных исландских водопадов находятся на мутных бурных речках, размывающих толщи свежего пепла.

К 6 часам вечера мы добрались до второго повеличине города Исландии Akureyri (Акюрейри). Население 14000 человек – достаточно, чтобы считаться северной столицей. Город действительно кажется большим. Длинные улицы старинных домов, цветники, магазины. Даже парковка платная. Паркметр старый, механический. Такой, какой Big Mazi ел в мультике начала восьмидесятых. Надо кинуть монетку 10 крон и повернуть механическую рукоятку, заводя таймер.

Видеокамера в очередной раз разрядилась. Это стало просто бедствием. При переходе на цифровую камеру Sony, в которую вставляется пресловутый аккумулятор Stamina, выяснилось, что штатный аккумулятор тянет 100 минут, чего хватает на день. Теперь мы обречены все время искать розетку 220 Вольт. Я не упускаю любой возможности. Вот и теперь, пока мы обедаем в ресторанчике, камера лежит на кухне и пытается восполнить запасы. Уезжая, я собственно не переживал: в любом магазине куплю автомобильную зарядку, но меня ждало разочарование. Продукции Sony просто нет. Я обошел все магазины и не увидел видеокамер вообще. Как они тут живут. Два месяца спустя, в Карельской Кеми, магазин Sony работал в субботу с восьми, а здесь пустота.

Приходится привыкать есть медленно и размеренно. Обычно я люблю решить проблему собственного пропитания быстро. McDonalds меня вполне устраивает. Выяснять, что значит каждый пункт меню не по мне. Я и по-русски так и не освоил, что есть что. Ромштекс, шницель, бефстроганов – никак не могу научиться их отличать. Зато Паша это любит. Может полчаса стоять и выяснять, что ему собираются зажарить. Я не против, если мне не задают при этом вопросов, типа с каким соусом и специями я это буду есть. Предел моих мечтаний увидеть пункт меню “картошка с мясом”. На этот раз нам достался здоровый кусок баранины. После съедения я удвоил любовь к исландским барашкам, из чисто эстетического направления она перешла в гастрономическое. При всем при этом, я обычно баранину не люблю, но здесь это не вонючие кости со следами мяса, а увесистый кусок пищи.

Акюрейри самый уютный город в Исландии, и соответственно, самое правильное место для закупки сувениров.

Себе я купил свитер, детям кошельки, календарь родителям, 2.5 километровку Исландии. Почти все магазины Free Shop, так что, взяв соответствующий чек, на границе можно вернуть 17%.

Без труда нашли место продажи подержанных машин. Цены большие, везти отсюда можно разве, что солидные дизельные джипы. Такой пятилетний монстр стоит 4000-5000$. Непонятно только, в каком он состоянии после езды по каменным пустыням и рекам без мостов. Продаются и российские, а вернее еще советские “Нивы”, примерно за 3000, как и аналогичные по возрасту джипы Мицубиси. Нив в Исландии много. А вот, какой-нибудь, Форд или Фольксвагон 5 летней старости стоит тысяч десять.

Заправив первый раз в Исландии машину, мы поехали дальше. Погода тем временем испортилась. Пошел страшный дождь. В машине, конечно, тепло и сухо, но перспектива вылезать и ставить палатку не радует, тем боле, что установленный на перевале градусник показывает +2, а ветер покачивает машину, кидая ее в стороны на открытых участках.

Сегодня у нашей машинки, нашей любимой “белой лошади” юбилей. Она проехала треть миллиона километров. Специально останавливаемся. Пьем по этому случаю кофе.

Цена чашки кофе колеблется от 200 до 300 крон. Разориловка, конечно. Мы с Таней относимся к кофе, как к священному напитку, но Паша с Леной не разделяют нашего порыва. Приходится вместо чашечки настоящего заварного кофе пить всемирно известный напиток Nescafe, более того разводим мы его прямо в машине. Бортовая кофеварка, спасавшая меня в бескрайних русских просторах, не справилась с возросшей нагрузкой и окончательно издохла. Теперь Паша купил термос, и ходит по заправкам и кафе в поисках кипятка. “Hot water in to thermos, please”. Иногда смотрят косо, но дают. Я так могу только с большого горя, а Паша любит.

Сегодня мы проехали 500 км, начинает темнеть. Уже практически август и даже в этих приполярных широтах ночи становятся темней. Кемпинг, как назло, не ищется. Прокат лошадей или бассейн, хоть прямо сейчас. После долгих скитаний вокруг городка Reykholt, мы уже почти в полной темноте выехали на дорогу №519. Это была совсем неуезженная грунтовка посыпанная острыми камнями. Через 5 километров машина заглохла. Одно радовало, случилось это в уникальном месте, в котором не было дождя. Вокруг висели черные тучи, а над нами дырка. Лезу под машину. Зрелище рушераздирающее. Бензонасос и вся проводка к нему изрешечены летевшими из под колес камнями. В добавок, снесен пыльник шруса. Бедные шарики сверкают, незащищенные от злобной окружающей среды. Как могу, подтыкаю провода. Едем дальше, но не долго. Все снова отваливается. Нужно поднимать машину и аккуратно все чинить. Наспех в темноте этого не сделать, тем более, что начал подтекать бензин. Это уже совсем плохо. Только пожара нам и не хватало. Ставим палатки прямо на обочине. Место вполне ровное. Вокруг острые горные вершины в величественных облаках. Хоть и печально, но все равно здорово. Вокруг нас огромный мир, а не душные стены какой-нибудь конторы.

Всю ночь шел дождь, но к утру кончился. Дорога не отличалась напряженностью движения. За ночь по ней так никто и не проехал. Поднял машину. Шланги вроде не перебиты, подтянул все гайки, провода заново разделал и обжал. Для защиты намотал изоленты. Все вроде в порядке, вот только со шрусом, так просто не управиться, но он пока и не стучит и может быть дотянет до Германии, где мы его легко заменим.

Программа дня началась с просмотра водопадов Barnofoss и Hraunfoss. Эти водопады фактически составляют единое целое. Высота падения воды метров 20, зато окружающие скалы весьма интересной формы. Часть струй воды вытекает из под слоя лавы, поросшего многочисленной растительностью. Создается впечатление, что вода берется, прямо из под кустов.

Еще выше по течению реки расположены пещеры – лавовые трубки. Самая длинная из них длинной 4 километра. Указатели утверждают, что она самая длинная в мире.

Сначала, мы не нашли дороги и пошли пообщаться на ферму Kalmannstunga. Выяснилось, что это не только ферма, но еще и кемпинг. Там же можно заказать экскурсию по пещере. Пока остальные общались с приветливой хозяйкой, мне удалось немного подзарядить камеру. Теперь я использую каждую секунду. Остается надежда на Рейкьявик. Там я точно куплю зарядку.

Почти до входа в пещеру можно доехать на машине, дорога правда каменистая, и для повышения просвета, троим пришлось идти пешком.

На удивление пещера оказалась дикой. На улице конечно парковка. Даже лесенка небольшая есть, а вот уже дальше ребята, как можете. После небольшого каменистого входа начинается заполненный наполовину льдом и политый сверху водой туннель. Темнота, как понятно полная.

Пройти по нему не представляет труда, но это не окультуренная пещера и в ней как полагается мокро и грязно. Оказывается, экскурсию предлагали не зря. Желающим дают одежду, фонарики и проводника. Мы встретили такую на выходе из пещеры. Далеко в глубь мы не пошли. На Урале я уже заблуждался в пещере, в которую полез без запасного фонарика, теплой одежды, веревки. Приобретенный тогда опыт охладил желание добраться до самого дна.

В десятке километров к югу есть еще одно чудо природы – 200 метровый водопад Gylmur, самый высокий в Исландии. На машине к нему близко не подобраться. Парковка расположена примерно в 4 километрах от водопада. На стенде висит снимок со спутника, по которому можно понять, куда собственно, идти. Изучать его было лениво, и мы пошли по тропе, вместе с толпой. Вскоре тропа, пройдя сквозь небольшую пещерку, кончилась, уткнувшись в бревно, перекинутое через горный поток. Танька таких переправ боится, как собак, а собак она боится, нет слов как. Не балерина она, в общем.

От переправы отходил каньон шириной несколько десятков метров и высотой в 200 метров. Где-то там в его дальнем конце следовало ожидать бурный поток, но каньон был извилистым, и желанный вид никак не открывался. Мы лезли все выше в гору. Вскоре все, кроме меня, отстали и решили ограничиться уже увиденным.

Гора становилась все круче. Вскоре, карабкаясь по ней, я приполз к гнезду чайки. Толстый пушистый птенец, не сильно отличив меня от мамы разинул клюв и начал просить жрать. Да, так скоро орлы начнут попадаться. Лезу дальше. Становится, очевидно, что с этого берега водопада так и не удастся увидеть. На другой стороне каньона куча смотровых площадок, но летать я не умею.

Тут я вспомнил молодость, когда ни горы, ни реки не были мне преградой, когда я, на несколько дней, ходил без пищи и рюкзака, в кедах по леднику. В итоге прямо по кромке водопада, с которой все это падает на 200 метров вниз я перебрался через горный поток вброд, потом залез по вертикальной скальной стенке и наконец спустившись на сотню метров увидел долгожданную картинку. Одно могу сказать – я не пожалел о проделанном пути. Это стоит посмотреть, только перед этим полезно посмотреть карту и не проделывать столь кривой путь.

Весь мокрый и в грязи, но счастливый я подошел к машине, у закрытых дверей которой меня ждала скучавшая общественность.

Сегодня мы собираемся ночевать в Рейкьявике, столице Исландии. Прямо посреди города построен кемпинг. Много молодежи хипового вида. В такой компании чувствую себя моложе. Правда, их так много, что до благ коммунального хозяйства не пробраться. Бесплатный душ, вот только на ресепшене камеру на зарядку отказываются взять. На чайку и водопад я ее всю опять разрядил. Кроме молодежи много и весьма солидных экспедиций. Рядом с нами стоят несколько джипов из Италии. На кухне платные электроплитки. Получается, что обед сготовить весьма дорого.

Забиваем уютное место в углу, ставим палатки и едем в центр города. Сегодня воскресение. Можно спокойно парковаться бесплатно, хоть на главной улице.

Идет небольшой дождик, но гулять он не сильно мешает. Начали мы с того, что поели в индийском ресторане – т.к. в нем розетка для камеры удобная была. Потом мы с Таней отделились и пошли гулять самостоятельно. Очень уж медленно Паша с Леной передвигаются, очень уж надолго они застревают в магазинах.

Город большой, за 15 минут из конца до края не пробежишь. Застройка в основном 2-3 этажными домиками. Почти на каждом висят горшки с цветами. Нигде это не смотрится так красиво. Видимо, контраст сурового мира, и нежных цветов, придают этой картине дополнительное очарование. Мы с Танькой гуляли весь вечер, пытаясь подсмотреть за местной жизнью, смотреть на людей, машины. По случаю воскресного вечера все магазины были закрыты и ничто не отвлекало нас от возможности пожить их жизнью. Вечером, уже в кемпинге, мы долго сидели в машине и слушали местное радио. Всего в эфире десяток радиостанций, но почти все приятные. Удивительно, или это мы расслабились за границей, или действительно это другая музыка. Я даже до сих пор одну кнопку на приемнике не перепрограммировал. Она так и осталась на частоте 99.9. Капельки дождя на лобовом стекле, а за ними шпили зданий на темнеющем синем небе. Неужели это не сказка, это все та же жизнь, начавшаяся с хождения строем, с отсидок в колхозе, там за железным занавесом.

Утром поехали в город еще раз. Первым делом идем на поиски кофе. На этот раз мы не сдадимся и выпьем настоящего кофе из настоящей чашечки, в приличном кафе. Под тяжелые вздохи Паши заказываем 4 чашечки экспрессо в кафе “Paris”, на главной площади города, с видом на местный парламент Альтинг. Цена 220 крон за чашечку, для лучшего кафе города весьма приемлема, но Паша просто убит горем, а когда выяснилось, что положено за эти деньги 50 мл кофе, он просто готов был нас с Танькой съесть. Все, питаемся дальше раздельно.

Еще полдня мы ходили по городу. Рейкьявик расположен на мысу, особых холмов нет. Много односторонних улочек, но по ним можно ездить на машине. В середине города озеро с фонтаном. На нем куча гусей попрошаек. Удивила местная церквушка. Вот католические статуи, рядом почти православные иконы, общее убранство аскетически – протестантское, но вместо ладана курятся сандаловые палочки из индийского магазина. Вот это широта взглядов!

Местный парламент – Al?ing (Альтинг). Заседает уже 1070 лет. Это небольшое 2 этажное здание, без всяких спецатрибутов верховной власти. У нас сельсовет в Вырице больше. Мы даже запарковались на его парковке.

На холме стоит модерновая кирха с курантами, которые почему-то отстают на 5 минут. Перед ней памятник первооткрывателю Америки Leifur Eiriksson (Лейфу Эриксону). Ему удалось дойти примерно в район Пенсильвании еще за 500 лет до Колумба.

Мы с Таней, конечно, посетили McDonalds, тем более, что он, похоже, единственный в Исландии.

Конечно, кроме старого города есть новый, есть новые дома и в самом центре. Скульптура на улицах исключительно абстракционистская.

В целом ощущение, что Рейкьявик веселее и живей его скандинавских собратьев.

Международный аэропорт расположен в 50 километрах от столицы в городе Keflavik. К нему ведет шоссе, кстати, на удивление плохого качества. Глубокие колеи просто мешают ехать. Нам по пути попалась засада местного ГАИ. Ловят на скорость. Исландцы точно так же, как и в России мигают фарами.

Сам Keflavik город, как город, но рядом с ним находится знаменитая Голубая Лагуна (Blaa Loni?). Если сказать честно, то это технологический водоем геотермальной станции. В него выливается теплая вода, отдавшая свое тепло на благо народного хозяйства. Это, конечно, не афишируется, но и не особо скрывается.

Лагуна, какой ее видят туристы это озеро с теплой (от 30 до 45 градусов) водой с содержанием соли 2.5%. Озеро расположено среди лавового поля. От парковки к ней ведет прорубленная в лаве пешеходная дорожка.

На берегу выстроен современный туристский комплекс. Для попадания необходимо купить жетон в форме наручных часов за 700 крон. Его положено носить как часы на руке. Он позволит вам выйти, а главное пользоваться автоматической камерой хранения, в которую можно положить вещи. Эта камера расположена в раздевалке, и Вы можете пользоваться ею сколько угодно раз. Перед купанием положено вымыться под душем.

Само озеро имеет размер примерно 100 на 100 метров, глубиной плавно возрастающей до полутора метров. Горячая вода поступает из трубы замаскированной под гейзер, расположенной с дальней части озера. В темноте он подсвечивается лампочкой, создавая видимость страшного вулкана. Там вода самая горячая. К самому источнику не подплыть - сплошной кипяток. По краям вода значительно холоднее, но все равно горячая. Долго в ней не проплавать – жарко и поэтому народ массово лежит по берегам как тюлени.

Для охлаждения предлагают на редкость полезные напитки синего, красного и оранжевого цвета, которыйе можно заказать прямо в озеро. Рядом продают охлажденные соки. Все это стоит достаточно дорого.

Отогретый северный народ становится темпераментней. Особенно интересно наблюдать за парочками. Такой активности от местного населения я не ждал, хоть конечно местных здесь меньше половины. В основном это туристы, которых везут сюда прямо из аэропорта.

Местная грязь синего цвета объявлена особо полезной. Ей принято мазать морду лица. Вид получается устрашающий, но местные девицы этого не боятся. Более того, за кучу денег можно купить экстракт местной грязи, и потом всю зиму разводить в своей городской ванне, в надежде на чудесное омоложение.

Пробултыхались мы примерно 4 часа. Выходить не хотелось совершенно, тем более, что на улице было холодно и накрапывал дождик.

Когда мы, наконец, сели в машину, чувствовалось, что разморенный организм больше уже ничего не хочет, кроме дивана. Тяжелым усилием воли удалось заставить себя продолжить осмотр исландских чудес. Рядышком с Лагуной распложена термальная зона Krisuvik. Множество разноцветных грязевых вулканчиков расположены в небольшой долине. Отличительной чертой этого места является исключительное разноцветие грязи и лавы. Год назад здесь сошел сель, который смыл большую часть благ цивилизации. Кафе и туалет погребены под слоем жижи, сошедшей с гор. Все это вызвано общим повышением активности в последние годы.

Местные власти ограничились вывеской “No camping! Danger!” и перестали возить туристов. По мне так стало только лучше. Тихо, и лишние дорожки не портят картину. Парковку смыло не до конца. В результате, я, как-то не заметив встал так, что свежая фумарола оказалась прямо под колесами. Вскоре я обнаружил, что из под машины валит дым и даже испугался, но потом, выяснив причину, решил, что и так сойдет и если я еще не провалился, то за час ничего страшного не случится.

День подходил к концу, и уже пора было искать место стоянки. В Исландии есть место со смешным названием Пингвелир (?ingvelir) Правильнее, конечно, читать Тингвелир, но так смешнее, на пингвинов похоже. Видать, древние исландцы до Антарктиды доплывали и пингвинов видели. Кстати, в Исландии водится птица для невооруженного знаниями взгляда туриста почти пингвин. На самом деле, это пуффин (фото Nicholas Reuuss)– очень популярная в Исландии птичка. Ее профиль стал символом Исландии. Конечно пуффин это совсем не пингвин. Умеет хорошо летать. Один раз он чуть не попал нам под колеса. Сфотографировать его не удалось. Людей он боится и не зря. В ресторанных меню встречается пункт Boiled puffin (Отварной пуффин).

Ох уж этот Пингвелир! Чтение справочников не дало ничего, кроме того, что “Это святое место для каждого исландца”. Помня, что для каждого русского, святым местом должна быть Красная площадь или, на худой конец, река Волга, я не ждал ничего хорошего. Ладно, пусть будет так, зато кемпингов там навалом, а подлая камера опять требует кормежки.

При подъезде к перевалу, отделяющему ?ingvelir от океана, погода начала улучшатся. Картина гор подсвеченных вечернем солнцем сквозь разрывы облаков вызвала прилив сил. Исландия богата этими картинками с фантастической игрой света в разрывах облаков. Теперь я понял, почему один из путеводителей по Исландии назывался “Страна Света”. ?ingvelir оказался уголком озера ?ingvallavatn с причудливыми скальными каньонами. Здесь заседал первый Альтинг еще в 930 году. Есть свой небольшой водопад Oxararfoss. Места действительно очень красивые, их просто надо смотреть. Описать это трудно, хотя все в отдельности здесь не самое – самое. В поисках кемпинга мы набрели на совершенно бесплатную стоянку с туалетом и скамеечками, очагом для костра и культурной помойкой. Палатку поставили у голубой ели, непонятно как выросшей на таком открытом месте. Вдали над озером дымились клубы пара из геотермальных зон. Прямо на берегу гнездились чайки, пресекавшие любую попытку подойти к воде. Жалко только, что купаться холодновато, температура воды 10 градусов. С воздухом еще хуже – только 4 градуса тепла. Настроение было на редкость умиротворенное, и мы решили прикончить еще одну бутылку шампанского, и съесть усиленную порцию пищи. Паша, конечно, как всегда ворчал про ветреное место, но на этот раз не сильно. Но нет худа без добра. По случаю холода, наконец, пошла в расход водка, которую Паша взял в количестве 4 литров, выбирая положенную норму провоза через границу. Эти бутылки в багажнике, уже сильно меня достали. Я после парома ее не то что пить, видеть не могу. Впервые за несколько дней удалось выспаться всласть.

На следующий день мы решили сделать генеральную уборку в машине. Я выкинул старые ботинки, окончательно издохшую бортовую кофеварку. Теперь все влезло в багажник, зато бак местной помойки почти полный. Удивительно, откуда у нас столько хлама.

Утром мы еще раз решили погулять по святому исландскому месту. Сразу бросилось в глаза обилие полиции. Подъезжали лимузины. Вскоре, из-за горизонта показался вертолет, а полицейские дымовым фальшвеером стали показывать место посадки.

Из вертолета вылез премьер-министр, с какой-то делегацией. Вот так. Назвался исландским премьер-министром, обязан летать пингвелириться, вдыхать дух предков.

Сегодня у нас самая главная исландская достопримечательность – гейзер. Собственно само слово, ставшее нарицательным, это название исландской деревушки и одноименного источника Geysir. Именно здесь европейцы впервые столкнулись с таким явлением. Geysir бил на высоту до 80 метров, но в 30 годах XX века после очередного землетрясения перестал работать, и только прошлым летом по случаю усиления активности он стал проявлять признаки жизни. После землетрясения в июне 2000 года он нерегулярно, примерно раз в день, выбрасывает струи пара и кипятка до 50 метров в высоту. Извержение длится несколько минут. Выглядит это примерно как извержение камчатских гейзеров, например Великана. Но, пожалуй, повыше. Нам посчастливилось увидеть извержение исторического гейзера. К сожалению, мы были в нескольких десятках метров от него, и пока бежали, самое интересное кончилось.

17 июня в национальный праздник Исландии в гейзер впрыскивают тонны поверхностно активных веществ, после чего он начинает работать с небывалой силой.

Туристам сейчас показывают другой гейзер – Strokkur, что в переводе значит Маслобойка. Он выстреливает струю на высоту 20 метров в среднем раз в 8 минут. Само извержение длится всего 5 секунд и происходит неожиданно. Вода в грифоне постоянно дышит и кажется, ну вот сейчас рванет, но потом все успокаивается и видна только парящая спокойная лужица. Я так часами сидел с видеокамерой и ждал этих моментов. Когда дело доходит до извержения вода вздымается, образуя 2 метровый водный пузырь лазурного цвета. Через мгновение пузырь прорывает струя кипятка и пара, которая летит на высоту до 20 метров. На этом извержение кончается. Каждый раз все работает по-разному. Иногда красивого пузыря нет, иногда струя вылетает всего на 2 метра, иногда выстрелы идут с интервалом меньше минуты. Остается только сидеть и ждать, что я и делал. Рядом в Геоцентре мне удалось зарядить камеру до отказу, и я не был ограничен в съемках.

Площадка с гейзерами огорожена. Висит вывеска, что ночью они закрыты. Вход и автопарковка бесплатные. Сами гейзеры огорожены веревочками с вывеской, что, мол, дальше опасно, кипяток, хотя никто не мешает подойти ближе. Один мужик устроился полежать, погреть спинку и пообедать совсем рядом с большим гейзером, и никто ему не мешал. Кроме двух главных, в этой геотермальной зоне есть еще несколько гейзеров, а вернее источников, но вода в них не поднимается выше метра.

Перед входом к гейзерам стоит вывеска с другими местами на земле, где есть гейзеры. Камчатки там нет. Местная общественность в ответ на мое возмущение сильно удивилась, что в России есть какая-то Камчатка, где есть тоже гейзеры. Кстати, если сравнивать, то стоит сказать, что Долина гейзеров на Камчатке много красивей. Там все булькает, вокруг красивые горы, да и гейзеров много. Грифоны разноцветные. В Исландии гейзеры расположены среди ровного голого поля, грифоны в основном серые. Туристов конечно много, они стоят ровным кольцом вокруг, однако если повезет, и автобусы с организованными экскурсиями разъедутся, можно остаться почти в одиночестве.

С другой стороны исландские гейзеры выше, Strokkur работает так часто, что можно посмотреть десяток другой извержений. Такого синего пузыря на Камчатке нет. Идиотские правила, запрещающие в камчатской долине гейзеров почти все, просто не дают возможности посмотреть в свое удовольствие. Про цену я вообще молчу. В Исландии все бесплатно. Практика показала, что в сотни раз большее количество туристов не вытоптало газоны, не растащило на сувениры гейзерит и не стоит ссылаться на то, что у нас другой народ. По надписям в местном туалете видно, что диких людей хватает и в Исландии, в том числе и наших русских.

Рядом с автостоянкой выстроен Геоцентр. В нем можно посмотреть все то же самое, только в кино, а заодно еще и извержения вулканов. Кстати туристы в основном там и тусуются. Для многих это куда интересней, чем смотреть на живой гейзер в 100 метрах от киношного. Тут же кафе с магазинчиками. Цены там, особенно на фотопленку, конечно убойные.

Рядом с гейзером есть водопад Gullfoss весьма сложной формы. Вода в 2 ступеньки падает на 30 метров. Если повезет с погодой, а нам повезло, то в водной пыли виднеется яркая радуга. По многочисленным террасам можно полазать и увидеть это чудо с разных ракурсов. Вокруг водопада кипит работа. Строят новые дорожки для туристов, похоже, сделают подсветку. Мне очень понравилась техника. Экскаваторы, бульдозеры – все такие игрушечные и маленькие. Ковшик у бульдозера не больше ведра. Кажется, что попал в какой-то детский лунопарк.

Сегодня у нас есть еще один план. Еще с детства я мечтал залезть на Геклу (Hekla), самый знаменитый исландский вулкан. Тогда в шестидесятые это было сродни мечте полететь на Луну, но вот она Гекла, уже промелькивает среди соседних холмов и вот удача – вершина почти без облаков. Lonely Planet, утверждает, что такое бывает очень редко.

Гекла не самый высокий вулкан, всего 1491 метр. Восхождение в целом не представляет труда. Вулкан довольно активный. Последнее извержение было год назад в 2000 году, пред этим в 1991, 1970, 1947, бывают вулканы и поактивней. Знаменитость Геклы скорее имеет религиозные и мистические корни. В 16 веке считалось, что это вход в ад. Путешественники утверждали, стоит только приблизиться к кратеру становятся, слышны голоса грешников. Было даже выражение “Пошел ты в Геклу”.

Паша с Леной не понятно куда и зачем лезть отказались еще с самого начала, поэтому мы с Таней пойдем вдвоем, с ночевкой на вершине. В прошлом году мы ночевали на вершине Авачи, и это нам понравилось.

Для начала мы останавливаемся в кемпинге Leirubakki. Отличное место. Есть кухня, вожделенная розетка для зарядки камеры, да и в остальном уютный кемпинг. Потом Паша с Леной довезли нас до подножья Геклы. После последних извержений все тропы оказались залиты свежей лавой. Ходить по ней очень неудобно и поэтому рекомендуется заходить с северо-востока. Для этого с дороги №26 надо свернуть на дорогу F225 и проехать по ней 10 км. Дорога помечена, как для крутых джипов, но наш Форд прошел, хоть и скреб периодически брюхом. Дорога идет по свежему вулканическому шлаку. Это очень непривычно, когда ты на своей родной машине едешь не по унылым питерским улочкам, а лавируешь среди вулканических бомб, по абсолютно черному слою лавы, скрипящей под колесами. Вскоре дорога кончается парковкой со столиком и скамеечкой. Лежит сундучок с тетрадкой, в которой могут записаться желающие покорить Геклу. Записей много, каждый день не один десяток. Из России никого, решили по этому случаю записаться.

Паша с Леной уезжают в кемпинг, а мы идем вверх. Сначала, даже противно - ровная утоптанная тропа, размеченная вешками. Через час ходу выясняется, что мы рано вышли из машины. Вполне проезжая для форда дорога идет до высоты примерно 800 метров. Нам, конечно, это не страшно, мы и так дойдем. Вскоре тропа кончается перерезанная потоком прошлогодней лавы. Тут-то и начинается настоящий подъем. Технически он конечно не трудный, но 99% тихих западных туристов он останавливает. Лавовые потоки сменяются осыпями, выше начинается ледник. Для ночевки мы выбрали ровную площадку на высоте 1222 метра (64°00.033' СШ 19°38.210'ЗД) Солнце уже село и начинало темнеть. Закат в горах всегда красив, ради этого мы и ходим на вершины с ночевкой. Насладившись зрелищем, мы ставим нашу высокогорную палатку, ужинаем и пытаемся отойти ко сну. Только мы уютно расположились, как где-то в глубине горы раздался тяжелый удар. Могу сказать, что по силе примерно равный катастрофическому турецкому землетрясению 1999 года. Чему удивляться, мы на вулкане, весьма активном. Так и должно периодически происходить. Начинаю пугать Таньку, что, мол лава, нашу палатку должна, обогнуть, а от бомб надо уворачиваться, в частности голову лучше спрятать поглубже в спальник. Страшно, даже я поверил.

За день мы устали сильно, так, что спали крепко и долго. Утром посунулись в семь утра. Солнце только встало, за бортом ветер 20-25 метров в секунду и минус 5 градусов. Видно, что вершину затягивает тучей надо спешить. Собрались за 3 минуты. Здорово. Наверно, наш рекорд. Все хорошо, но уж больно холодно. За час мы добрались до вершины. Там стоит такой же сундучок с тетрадкой, как внизу, только вот записей в нем совсем не много. Три странички с марта. Обещано, что покорители вершины будут размещены на сайте Геклы. Жаль, я адрес где-то потерял. Основной кратер Геклы глубиной примерно в 100 метров, не активный уже много лет. Его поверхность покрыта льдом. Скрывшись от ветра в кратере, мы позавтракали, купленным вчера на заправке бутербродом, съели шоколадку. Хоть и плохо, но в кратере работает телефон. Разослали всем знакомым SMS сообщения, что мол “Привет из Исландии, мы в кратере Геклы, завтракаем”, тем, у кого нет трубок, позвонили. Один мужик прочитал это на работе, издал от тоски предсмертный стон, пошел и напился. Другие решили, что нас надо срочно спасать, раз, мы оказались в кратере вулкана. К счастью они не стали этого делать. Вскорости стали приходить ответы.

Спуск вниз занял существенно меньше времени. Ледник кончился, солнышко пригрело, стало совсем тепло. Мы, не торопясь спускались к исходной точке. Торопиться было некуда. Встреча с Пашей была назначена на 12 часов. От скуки мы пошли навстречу по дороге. В расчетное время из-за куска лавы вынырнула наша любимая красавица.

Когда мы вернулись в кемпинг, в нем выключили электричество. Эх, опять проблемы с камерой. Надежд на магазин с зарядкой уже нет. Даже в Рейкьявике его не удалось найти. Делать нечего, сидим и ждем. К нам пришли в гости два поросенка, домашние и приставучие. Начали рыться в вещах. Свиньи довольно сильные животные. Просто так их не оттащить, даже за хвост. Кулаком в пятак тоже не очень помогает.

В обещанное время свет так и не дали, и пришлось срочно эвакуироваться.

Практически все, что хотели, мы уже посмотрели. Остается только вернуться на паром в срок. До него далеко - больше 600 километров, из которых треть по грунту. Время еще есть – паром послезавтра утром.

Едем, как и прежде по дороге №1. Впереди район ледников. Здесь они подходят почти к морю. Вскоре слева появляется роскошный водопад Seljalandsfoss. Падает он с высоты примерно 60 метров. Его отличительной чертой является возможность пройти под ним по тропинке. Побегав кругами, вокруг бурного потока едем к следующему водопаду Skogafoss. Идеально ровная стенка воды падает с высоты 80 метров. Это целая страна водопадов. Здесь стоит остановиться на день и полазать по соседним скалам. Увы, у нас уже нет времени. Остается только посмотреть на самую нижнюю ступеньку из 20, имеющихся на реке.

При нас один мужик прямо в одежде побежал купаться под падающие струи водопада, а после этого быстро переоделся, сел в машину и поехал дальше. Даже смотреть на него холодно.

У города Vik находится самая южная точка главного острова Исландии. Красивые скалы обрушиваются в море и торчат из воды пальцами. Часто их фотография красуется на плакатах как символ Исландии.

Сразу после мыса Vik дорога выходит на огромные слегка поросшие травой лавовые поля. Сотню километров дорога тянется по этой каменной пустыне. Уже темнеет и нам пора становиться на ночевку. Местность безжизненная и только в районе деревни c ужасным названием Kirkjub?jarklaustur показаны кемпинги. После долгой езды по окружающим грунтовкам выяснилось, что все они заняты и мест нет. Пока мы искали место стоянки, под шумок сумели в одном из кемпингов вымыться в душе. Теперь нам кемпинг не очень нужен и в результате встаем на ночевку у небольшой грунтовой дороги в сторону моря. Местность дикая, даже телефон не работает. Рядом стоят развалины маленькой гидроэлектростанции.

Сегодня на ужин мы купили здоровенный кусок баранины. Паша обещал его пожарить, что ему через час-другой удалось сделать. Примус, день ото дня, работает все хуже, но сегодня его удалось завести. Ужин удался на славу, почти как в ресторане в Акюрейри, но только в 5 раз дешевле.

После очередной перетряски образовалось огромное количество мусора. В поисках помойки мы очень удачно заехали в музейную деревушку Nupssa?ur. В ней сохранен облик исландской деревушки конца 19 века. Небольшие домики с травяной крышей, такая же церквушка. Внутри уютно. Стоит клавесин.

На юго-восточном побережье Исландии выпадает более 4000 мм осадков в год. Большая часть в виде снега. Такое количество не успевает растаять, за короткое лето и поэтому все горы до уровня моря покрыты ледником. Это самая высокогорная часть Исландии. Здесь находится высочайшая вершина вулкан Hvannadalshnukur. Если бы мы поехали на 2 недели, мы бы обязательно на нее сходили, но сейчас уже нет времени.

Вершины ледника покрыты облаками, но вид все равно отличный. Туристам положено знакомиться с ледником в деревне Skaftafell. Здесь имеется кемпинг, туристический центр. С небольшого аэродрома за несколько сотен баксов с человека можно полетать на Сесне над ледником. Проложено много тропинок до смотровых площадок. На сам ледник ходить не рекомендуется. Сегодня нам пришлось довольствоваться положенными туристскими тропами и с грустью смотреть на белоснежный лед и далекие вершины. Так хочется туда. Мир велик, но уже хочется сюда вернуться еще разок, на джипе и на месяц.

По краям ледника есть озера, в которых плавают маленькие айсберги. Огромные глыбы голубого льда возвышаются над зеркальной гладью озера. Еще одно чудо, от которого захватило дыхание. Тут можно снять лодочку и поплавать на ней между ледяных скал. Предлагают еще катание на снегоходах, но тут не все так здорово. Снегоход напоминает бульдозер и рассчитан на десяток человек. Везет гид и, естественно, по заданному маршруту. Другого, собственно, и нельзя ожидать. Представьте себе, как народ не видевший в жизни настоящего ледника, будет по нему гонять, куда левая нога пойдет. Сколько из них вернутся назад?

В городе Hofn, мы остановились последний раз пройтись по магазинам, а заодно потратить уже ненужные остатки исландских крон. Небольшой городок, с вполне достаточной инфраструктурой. Еще раз помыли машину, купили видеокассету, батарейку в брелок сигнализации, посмотрели музей сельскохозяйственной техники.

Сегодня нам еще далеко ехать, и самое неприятное, что больше 100 километров по грунту. Каждый удар камня по дну воспринимается с холодком в сердце. До парома осталось совсем немного. Дорога петляет по глубоким фьордам. Горы, облака и свет. Мы в последний раз видим эту ставшую уже родной картинку. Дорога идет прямо по берегу огромного Атлантического океана, где-то там Аргентина, Бразилия, Африка, даже Антарктида.

Уже стало темнеть, когда дорога, наконец, стала асфальтовой, и мы вернулись в Eglissta?ir. Отъехав немного от города, мы заночевали в долине горной речки. От парома нас отделяет только один перевал. Сегодня на ужин у нас опять баранина. Вечером я долго сидел в машине, и грустя слушал в последний раз исландское радио.

Утром, быстро собравшись, мы рванули через перевал. Что-то больно длинная дорога, вроде короче была. Вот показалось море. Norrona не видна, да и вообще это не тот город, не Sey?isfjor?ur, a Rey?arfjor?ur. Вчера на развилке в Eglissta?ir Мы промахнулись и уехали в другое ущелье. Время до парома, конечно, есть, но стало очень нервно. Пока мы ездили, туман спустился с гор, и теперь на вершинах перевалов видимость 10 метров. От влажности, вдруг, движок начал работать с перебоями.

Со второй попытки дорогу мы нашли правильно. Когда машина выехала из облака, в заливе красовалась наша Norrona. Мы еще успели помыть машину, обойти магазины. Покупать здесь, конечно, нельзя ничего. Цены просто огромные. Успели мы как раз вовремя. Началась посадка. На выезде никакой проверки. Езжай на все четыре стороны. На этот раз пассажиров выгнали, и мне пришлось парковаться в одиночку.

Паром переполнен. На первую ночь нам положена до Фарер четырехместная каюта. Как это здорово. Мне уже давно не удавалось вымыться, да и наконец я до отвала заряжу многострадальную камеру.

Пока мы приводили себя в порядок, паром отчалил. За боротом дождь и сильный ветер. При выходе из залива я в последний раз позвонил из Исландии, поздравив бабушку с днем рождения. Не прошло и часа, как последние утесы растаяли в тумане, и мы оказались в открытом океане.

Северная Атлантика разбушевалась не на шутку. Огромные водяные валы обрушивались на нашу посудину. Открытые палубы задраили. Народ разбежался по каютам и туалетам. Ресторан, поняв отсутствие аппетита у народа, решил снизить цену со 175 до 95 крон за шведский стол. На ресепшене стали выдавать таблетки от укачивания. Заглотив двойную дозу, пошли в ресторан. Нас встретили с распростертыми руками. Кроме нас было занято еще 4 столика. Было свободно самое рублевое место у переднего окна посередине, которое нам разрешили занять. За окном бушевала стихия. Раз в несколько минут очередной девятый вал заливал переднее стекло ресторана, а ведь он расположен на 7 этаже. Фужеры нам выдали, предупредив, что их надо держать в руках, иначе они улетят со стола. Интересно, а как там, в трюме наши машины. Их ведь никто не крепил. Ручник и только. Кстати, никогда не катайтесь на таких паромах с неисправным ручником.

При всем желании особенно сильно объесть ресторан не удалось. Они знали свое дело, снижая цену вдвое. Пришлось забираться в свою каюту на 3 палубе. Расположена она была в самом носу, как раз в том месте, где волна бьет в борт. От близости удара раз в несколько секунд наша каюта содрогалась так, что становилось страшно. Пришлось шторм переживать в каюте, но к вечеру море начало успокаиваться. Даже палубы открыли.

Следующий день начался с ранней побудки, наше время в каюте истекло. В 7 утра, да еще по фарерскому времени, мы швартуемся в Торсхаване. Идем на 3 часовую прогулку по городу, бросив вещи на произвол судьбы около справочного. Вокруг неожиданно тепло. Мы уже отвыкли от такого теплого климата.

Утром все магазины закрыты. Даже удивительно, что местое население столь лениво. Тысяча туристов болтается по улицам города, выгуливая положенные 3 часа, а все закрыто, даже сувенирные лавки, даже автозаправка. Большую часть времени мы провели в парке, самом душевном месте в Торсхаване. Купить датских крон не удалось по той причине, что ни один банк не работает раньше 10 часов.

В Торсхаване паром забили до отказа. Теперь все палубы заняты пассажирами, которым каюта не положена и мы среди них. Долгие 30 часов, до следующей остановки, нам придется неприкаянно болтаться по кораблю. На день расположились в Викинг клубе. Мягкие сиденья, вот только массовик затейник достает своими выкриками. Народ с умильным видом играет в бинго. У нас есть свое занятие, читаем путеводители Lonely Planet по Дании и Бельгии.

Вечером мы перебрались в зал около ресепшен. Массовик затейник и здесь нас настиг. Здесь он развлекал детей, играми с барашками, воздушными шариками и прочей дребеденью. Угол, в котором Паша решил обосноваться, оказался предназначенным для вручения призов победителям. Нас согнали с места, но за нас заступился исландец датского происхождения. После словесной перепалки, типа, мол, палуба общая, людям жить негде, а ты тут со своими игрушками, затейник ретировался, но и мы подвинулись в угол со спорной территории. Разговорились с нашим защитником рыбаком бомжеватого вида на пенсии. Он даже бывал в России, в Мурманске. До сих пор он потрясен количеством паспортов и прочих бумажек, необходимых для того, чтобы пройти в город.

На пароме ехала группа поляков. Они путешествовали прямо на автобусе из Польши. За день до отхода парома, мы ехали вместе с их автобусом, периодически обгоняя их. Водила, при виде русской машины, не мог уступить, польская спесь не позволяла, ну и нам плестись за ними тоскливо было. Вот мы и обгоняли на крутых поворотах, до следующей остановки.

Уже на пароме разговорились. Один мужик отлично знал русский.

К заходу солнца паром прошел мимо Шетланских островов. Трубка ловила сигнал аж от трех английских сотовых операторов. Я позвонил домой.

При приближении к Северному морю, небо покрылось облаками, но там, в манящих просторах вольного океана, небо по прежнему было ясным. Солнце перед самым заходом в океан показалось в узкой полоске у горизонта, залив палубы парома последним светом уходящего дня. Я выбежал на палубу в надежде увидеть зеленый луч. Не знаю, как это должно быть на самом деле, но кажется, что в последние секунды свет действительно становится более желтым, ну а с большой натяжкой - зеленым.

Пока я смотрел и снимал на камеру закат, рядом проплыл кит.

Когда стемнело, Паша, уловив момент, когда затейник покинул помещение, быстро занял угол и надул свой огромный резиновый матрас. Мне идея спать посреди прохода не понравилась с самого начала и в поисках достойного места я нашел свободную скамейку на 7 палубе, прямо под открытым небом.

Черная теплая ночь заняла собой все окружающее пространство, и только огромные нефтяные вышки блестели тысячами огоньков по всему горизонту. Мимо двух из их них мы прошли в нескольких километрах. Это огромные многоэтажные сооружения.

На удивление на скамейке, под открытым воздухом, удалось выспаться лучше, чем в каюте прошлой ночью.

С утра за бортом по-прежнему бескрайняя водная гладь. К середине дня с севера на горизонте показался норвежский берег. Даже трубка поймала местную сетку. Каждый час тянулся медленно, и невыносимо долго. Низкий датский берег появился только за полчаса до прибытия. Ханстхольм (Hanstholm) небольшой датский порт, возникший всего несколько лет назад. Гавань огорожена искусственным молом. Берег песчаный, напоминает финский залив. Увиденное меня разочаровало, я ждал большего. Единственно, что скрашивало картину – ветряные электростанции. Стоят такие здоровые вентиляторы с 2-3 лопастями и медленно крутятся, давая свет народу. Все побережье ими уставлено. Есть в их виде, что-то игрушечное.

На этот раз машину я нашел быстро, но неизвестно кто и как мне разбил поворотник. Печально это.

Выгружаться пришлось задним ходом. Паром был так набит, что организовать круговое движение было невозможно. Средний западник не умеет ездить задом, и эта процедура была очень нервной. Не обошлось без мелких столкновений. К счастью нас это не коснулось, и вот мы уже едем по Дании. На въезде никакого контроля, даже полицейский для приличия не стоит.

Сразу в глаза бросается лес, от которого уже успел отвыкнуть. Большие ухоженные каменные дома. А запах, какой устойчивый и знакомый запах коровьего навоза.

Обычно про страну легко составить собственное мнение, но про Данию мне этого не удалось. Она какая-то никакая. Там спокойно, все ухожено, народ приятный, но сказать нечто остбенное не получается.

Как самую интересную, мы выбрали дорогу №181, идущую вдоль самого берега, а часть пути по дамбе. К сожалению, практически ничего увидеть не удалось. Море рядом, но его не видно с дороги. Вокруг поросшие травой дюны.

В городе Esbjerg встретился указатель – начало дороги Е20, той самой, что на другом конце именуется Таллиннским шоссе.

Едем мы на юг в сторону Германии и дешевых машин. Ночевка запланирована на самой границе с Германией. Эта часть Дании называется Ютландией (Jutland) . Какое приятное название. Помню, как в злобные зимние вечера, я планировал маршрут и говорил Таньке “Представляешь, мы будем ночевать в южной Ютландии, уютной стране”. Здесь в Северном море есть небольшие острова с песчаными дюнами, считающиеся местными курортами. Самый известный Romo. До него проложена дамба с отличной дорогой, но северней есть совсем ненаселенный островок Mondo с одним небольшим кемпингом. По карте показана дорога с ухудшенным покрытием. Карта европейская, и обычно это означает все тот же асфальт. Уже темнеет, и мы едем туда. Дорога постоянно разветвляется, на улице дождь. На душе злобно и хочется уже определиться со стоянкой. Наконец мы находим указатель до кемпинга 25 км.

Радость оказалась преждевременной. Асфальт кончился у плаката с вывеской, что все это национальный парк, дорога дальше частная, положено сюда ездить, чтобы наблюдать птиц, поэтому бибикать не положено, но ехать можно.

Можно конечно, но дорога уходит на дно моря. Может быть, я чего-то не прочитал, может быть ездить можно только в отлив? Сейчас, вроде, как раз отлив, но на дороге лужи по полметра и притом из соленой воды. Сначала я подумал, мол и фиг с ним, у нас в Питере зимой соли завались, но оказалось, что все печальней. После 5 километров отказал генератор, а машина заглохла. Вылезаем. На улице дождь, вокруг Северное море. Где-то на горизонте сияет город Esbjerg, огнями металлургического комбината.

Где это болото кончится непонятно. Вроде дорога уже выходит на сушу, но очень не верится, что там в этой темноте нас ждет нечто хорошее. Прикидываем место, где можно поставить палатку, всюду лужи и камыш. А, что если прилив начнется. Ведь багажник зальет.

Завести машину удалось довольно быстро, но генератор не работает. Экспериментировать дальше не хочется. Возвращаемся назад, пока не поздно, опять через море. На улице совсем темно и дождливо. Едем на Romo. До него 50 км, но зато кемпинг гарантирован. После всего пережитого, мы, наконец, въехали в этот огромный кемпинг-город из караванов. Ни одной трезвой души. Народ гуляет, дорогу преграждает автоматический шлагбаум. Полчаса поисков привели к тому, что нашелся мужик из администрации, и открыл шлагбаум, со словами – заплатите завтра.

Ставим палатку под дождем. В туалет очередь. Пьяные немцы приехали на выходной отдохнуть за границу. Это их там приучили к порядку, а здесь они отрываются по полной программе, затягивая под очередную бутылку „Deutshland Deutshland …“

Да, а еще говорят Ютландия, южная притом.

Как только мы были готовы отойти ко сну, дождь кончился, и на небе появились звезды. Низко над горизонтом взошло созвездие Скорпиона, мерцая оранжевым фонариком Антареса. Это к добру. Может, посветит, и наш бедный скорпион оживет и генератор загенерит.

Утром стихия разбушевалась с новой силой. Проснулись мы от страшной грозы. Молния попала где-то совсем радом, метрах в ста. Ливень, как из ведра. Когда открыли палатку выяснилось, что вокруг лужа 2 см. глубиной. Хорошее у нас дно в палатке, но начало течь с боков. Теперь у нас еще и мокрые спальники.

Взяв зонтик, я решил таки осмотреть местные чудеса природы, ради которых все сюда ломятся в таком количестве. Десятиметровые дюны, огромный пляж из мелкого песка похожего на глину. Конечно, когда тепло и сухо, все это здорово, но под дождем, тут делать нечего.

Утром народ потянулся с отдыха домой, шлагбаум открыли, и документов об оплате не проверяли. Мы платить не стали, решив, что собственно не за что.

Завелись мы с толкача. Толкачом были все остальные, кроме меня.

Вскоре пресная вода от дождя промыла генератор, и он заработал. Не зря вчера Антарес светил. Чудо свершилось.

Германия

По мере приближения к Германии погода улучшилась, вышло солнышко. Мир стал опять ярким и веселым. Вскоре мы пересекли бывшую грозную госграницу и оказались в Германии.

Теперь мы можем позволить себе позавтракать в кафе, и главное выпить кофе. Заходим в первое придорожное. Строгая пожилая немка за стойкой, суровый взгляд.

- Four coffee please.

- Don’t speak English.

- Fure coffe bitte

- Sitz

Да не ласково тут. Сидим ждем, десять минут ждем. Хозяйка, считает, что-то на калькуляторе.

Начинаем возмущаться, мол, нам некогда. “Sitz!“ еще более грозно произнесла хозяйка. Да, злобно, мы, пожалуй, пойдем в другое место.

Наши попытки найти место для еды кончились тем, что Паша с Леной заявили, что они будут готовить обед на ближайшей парковке на примусе.

Это было зрелище. Паша расположился с примусом у входа в придорожный туалет, и в течение часа боролся с примусом. Надо было видеть, как на него смотрело местное население. Одно радует, полицию не вызвали.

Пока шел процесс, я осмотрел окрестности. Фирменная помойка с шестью дырками, для разных видов мусора, и рядом стенд с инструкцией по ее заполнению. Торжество порядка, вот только купленная в соседнем магазине молочная бутылка не лезет в дырку, предназначенную для таких бутылок. Та же неудача постигла нас при попытке утилизировать ботинки. Ладно, кинем все в багажник и утилизируем в другой, более простой стране.

Местный туалет, весь из металла, даже стульчак. Такой, пожалуй, можно построить и в России, устоит против лома. Вода включается автоматически при поднесении рук на 10 секунд, дольше мыться не положено. Стены разрисованы, конечно, не так сильно, как у нас, но все-таки. Все увиденное можно и в целом распространить на Германию. Чувствуется, что народ с неуемной энергией, а, может быть, правильнее - агрессией. Жесткие законы пытаются впихнуть его в рамки. Инструкции пытаются сделать немца культурным и терпимым, как, например шведа. У шведов все это естественно, но здесь без борьбы не обойтись. Не предусмотри закона, отвернись полицейский и все пойдет в разнос. Кстати о полицейских. В Германии один взгляд на них приводит в ужас. Эти не пожалеют. Чуть что, и по всей строгости закона.

В Германии почти все регламентировано, но есть отдушина. Германия – единственная страна в мире, где скорость на дороге не ограничена. Конечно, знаки ограничения попадаются, да и в городах 50 км/час по умолчанию, но на автобане висит знак рекомендуемая скорость 130, и все. Поток идет в среднем 160. Это нас вполне устраивает. Больше 160, особенно после весеннего полета в канаву я ездить боюсь. Лихие немцы едут 200, 300, а может и более, сколько мощи хватит. Более того, если правила нарушены, то штраф обычно десятки марок. Для немца при его зарплате это копейки. О штрафах в тысячи долларов, как, например, во Франции здесь и речи не идет.

Дело тут не в качестве дорог. В той же Франции дороги даже лучше. В Германии прямо на автобане встречаются выбоины, ширина обычно только 2 полосы в каждую сторону. Аварии, конечно, есть, но по статистики меньше, чем во Франции.

Все это из души. Скорость на дорогах, священная корова, которую Германия не отдаст в угоду европейскому порядку.

К сожалению, не всегда по автобану можно ехать 160, или даже просто 60. На них бывают пробки. Пожалуй, в других европейских странах такого кошмара не бывает. Широченная дорога, забита машинами, которые ползут 10 км/час десятки километров. Можно несколько часов потерять в этой толчее, которая часто организуется по пустяшному поводу.

Только к вечеру мы добрались до Гамбурга. Было воскресенье и мы запарковались бесплатно, в самом центре города. Наш любимый Форд именно здесь прожил свои молодыепервые годы, при первом хозяине. Зашел спор, чем это чревато. То ли он наберется новых сил, то ли сломается и скажет, везите меня в родной автосервис. Любимая лошадь не подвела.

Гамбург оказался очень приятным городом. Теплый летний воскресный вечер. Большие деревья среди мощеных улиц. Над городом царит покой. Видимо, нам просто не повезло, на первых наших километрах по немецкой земле.

Оставив Пашу с Леной у входа в McDonalds, мы с Таней съели по 2 гамбургера. Обычно мы выбираем Big Mac, но в Гамбурге положено есть гамбургер.

Город сильно пострадал во время войны. От самого большого собора осталась только колокольня. Два из трех домов разрушены. Появившееся свободное место, застроили новыми домами, без претензий на попытку восстановить разбомбленное. Здания из стекла и бетона, но они на удивление вписываются в общее архитектурное пространство.

На ночь мы остановились в небольшом кемпинге. Хозяин – молодой приветливый немец, душа на распашку. Улыбается, отлично говорит по-английски. Душ, правда, платный, намертво приделанный к стенке. Все, какое-то жесткое и казенное. Когда заходишь в такой, сразу всплывают военные ассоциации, и представляешь хождение в туалет строем. Не любят себя немцы, не уважают собственный комфорт.

Германия, оказывается, большая страна. Переехать ее с севера на юг не так просто. Следующий день мы начали с осмотра Ганновера. От него после войны осталось еще меньше. Это просто новый город, с отдельно стоящими, сохранившимися зданиями.

Кёльн, тоже почти полностью разрушен. Основанный Цезарем и получивший название “колония”, по-английски Cologne, город почти ничего не сохранил с древних времен. Только главная достопримечательность – Домский, т.е. посвященный богоматери, собор остался невредим. Говорят, был специальный приказ сохранить его при бомбардировках. Страшно представить, его стоили 800 лет. Вот это долгострой. Если вспомнить витражи и реставрацию после войны, то выяснится, что стройка длилась с 313 по 1948 год. Небольшой кусочек расписан уже в наше время в модерновом стиле. Нет смысла долго распространяться о его красоте, это можно найти в куче книжек. Строили его с претензией, на повторение Софии в Константинополе. Даже мозаика на полу такая же, как в Софии, на которой император Юстиниан преподносит богу на руках свою стройку. Конечно, это мое мнение, но того мистического духа, который обитает в Софии здесь мало, есть, конечно, но так, не сильно.

Подойти к алтарю можно только мимо сборщика добровольных пожертвований. Пытающихся его обойти он пытается остановить. Вход на колокольню – за 8 марок. Мы с Таней не пожалели и пошли. Подъем идет по крутой винтовой лестнице на высоту более 100 метров. Первая остановка у колокольни. Можно пройтись мимо часового механизма и колоколов. Ярусом выше смотровая площадка. Она находится в начале правого конусообразного шатра. Выше уже только наружная лесенка по самому шатру. Вид конечно превосходный. За монетку можно посмотреть в бинокль. Прямо со смотровой площадки позвонил в Вырицу.

Кёльн большой город, и парковка в самом центре очень дорогая – 8 марок в час, но на расстоянии километра цены в несколько раз меньше.

После Кёльна заехали в бывшую столицу ФРГ Бонн, но пробыли там совсем не долго, главная наша цель была в обмене денег.

Ночевать сегодня мы собираемся в Люксембурге. До него конечно можно проехать по автостраде, но мы поехали по небольшим дорогам. Скорость конечно много меньше, но зато видишь страну. Аккуратные городки, утопающие в цветах, красивый и безмятежный мир. Трудно представить, что это Арденны, в которых в 20 веке, погибло столько человек в обеих мировых войнах. Местность здесь гористая, а, как известно, чем круче горы, тем злобнее война.

А немцы к войне готовы всегда. Особенно мне понравились специальные знаки в городах, ограничивающие скорость движения танков. Конечно, я подозреваю, что это скорость движения военных машин в мирное время, но вид танка на знаке впечатляет.

Люксембург

Граница Люксембурга проходит по глубоченному оврагу с берегами из песчаника. Сразу после границы видно, что это другая страна. Стиль совершенно другой. Более теплый и душевный. Я бы сказал, что мы попали в сказку. Вместо строгого немецкого стиля обилие всевозможных бестолковых и милых вещей. Под кустами лежат фигурки гномов и оленей, разнообразие цветов огромное. В огородах пальмы и кактусы. Это просто возмутительно, в средиземноморье таких не растет. Уже темнело, и мы стали экстренно искать стоянку. Около г. Remih мы нашли небольшой кемпинг. Бабуля –хозяйка, кроме родного французского, знает немецкий и английский. На стоянку нас отправили в яблоневый сад с подстриженным газоном. Урожай почти созрел, и вся земля была усеяна упавшими яблоками. Собирай и ешь. Очистив площадку, мы поставили палатки и начали готовить пищу.

Борьба с примусом, которая шла по нарастающей, с самого начала, сегодня вступила в завершающую фазу. Отказал насос. Все прокладки оказались не из масло-бензостойкой резины. Суп уже был накрошен в котелок, и отступать не хотелось. После часа экспериментов, насос был заменен на лягушку для надувания матраса, еще через час непрерывного нажимания на лягушку удалось достичь кипения воды. Примус коптил, бензин кончался. Да, не просто готовить суп в Люксембурге.

Добыть пищу у природы удалось уже в полной темноте. Звездное, почти южное небо. Из машины слышно радио Люксембург, на УКВ. Помните, как его слушали через треск Спидолы?

Здесь в самом центре Европы в УКВ слышны сотни станций, да и на средних волнах не меньше. Кучи языков, от арабского до русского, но самое приятное радио на французском. После гавкающей немецкой речи можно расслабиться и слушать в удовольствие.

Утром поехали в город. Люксембург это не только город, но и небольшой кусочек 40*80 км сельской местности. Дороги здесь лучше, чем в Германии. Вокруг леса. Прямо над автобаном перекинуты широченные мосты, на которых растут кусты, а скоро, видимо, и настоящий лес вырастет. Оказывается это мосты для оленей, которые, будучи культурными европейцами, переходят дорогу только в установленном месте. Это же до чего бедных животных довели.

Перед городом великолепные развязки. Даже взлетная полоса аэродрома идет по мосту над магистралью.

Обычно на автостраде все съезды пронумерованы и за километр другой стоит знак “Съезд №23через 1800 метров”. Где-то это написано по-английски EXIT, в германии AUSHOF, но лучше всего здесь в Люксембурге, ну и во Франции конечно. Вывеска SORTIRE, означает совсем не то, что думается, а как раз этот самый съезд с автотрассы.

Парковку можно найти почти в любом месте, стоит примерно доллар в час.

Деньги в Люксембурге – люксембургские франки, но наравне с ними ходят Бельгийские приравненные к ним по номиналу. На практике ходят исключительно бельгийские, и найти местную денежку не так просто.

Прогулку по городу мы начали с обмена денег. Оказывается это не так просто. Далеко не каждый банк хочет с нами связываться. Особенно им не нравится наше желание сдать остатки исландских крон, которые нам выдали на пароме, по чекам исландских фришников. На доллары тоже смотрят без должного уважения, вот немецкая марка это дело. Трудно с обменом вечером, в выходной, в сельской местности. Если до поездки мне было жалко разноцветных европейских фантиков, то теперь я безжалостен – Евро и только Евро. Начали вспоминать, как звать европейскую копейку. Я предложил – еврашкой.

Город расположен по берегам стометрового каньона небольшого ручейка Petrusse River. Берега из песчаника. Арочные мосты, старые крепостные стены, игрушечные домики и церквушки, облепившие крутые берега, крутые булыжные улочки. Чувствуется ощущение чуда. Если зайти в развалины казематов, то автоматически включается музыка. Не город, а картинка.

А главное в нем легко дышится. Люди здесь живут и радуются жизни.

Вот бабули пенсионерки пришли в кафе, пьют шампанское и смеются. В McDonalds тебя встречают с улыбкой. Bonjour! И это не как у нас издевательство, а просто они так говорят. Французская речь льется веселым ручейком. Всюду в мире в McDonalds самообслуживание, но здесь тебе все принесут на блюдечке с голубой каемочкой, сделают книксен скажут “S’il vous plait, pardon, merci, au revoir”. Кофе тут хороший дают, а не растворимый.

На улицах стоят коровы. Не знаю, как правильно написать: памятник, чучело? Это такие пластмассовые, в натуральную величину, разрисованные местными художниками кто во что горазд. Есть даже с крыльями.

С погодой нам не повезло, моросил тоскливый осенний дождик, но настроение было прекрасным. Хотелось ходить и ходить по этим улочкам и лесенкам, и хоть еще немного пожить в этом мире, в котором нам не досталось счастья жить постоянно.

Вот это страна. Ни каких тебе национальных идей, языка, армии, даже деньги свои печатать лень. Готовы войти, хоть в Бенилюкс, хоть в ЕС. Люди просто хотят хорошо жить и государство здесь вторично от частных интересов. Это вовсе не значит, что они отгородились друг от друга стеной, просто они не тратят деньги на дурные затеи зазнавшихся политиков. Кстати бюджет Люксембурга примерно равен российскому, вот только население у них в 100 раз меньше.

В мире много стран, но увиденное здесь показалось мне лучшим для постоянного жительства. Здесь нет немецкой педантичности, но и французский беспорядок не проник сюда. Народ очень терпимый, в том числе к иностранцам. Один минус – французского я не знаю, и учить его нет никакого энтузиазма.

Государство здесь не лезет в регулирование автомобильного рынка и цены здесь самые, что ни на есть те. Город только маленький и выбор не велик. Паша начал активные поиски. К сожалению, большинство машин не старше 5 лет, проехали совсем немного, но стоят 6000-10000 $. Нам это не по карману и единственное, что удалось присмотреть – Opel Omega 1991 года в идеальном состоянии за полторы тысячи.

Франция

Воодушевленные увиденным едем во Францию. По дороге проезжая через мелкие города Люксембурга и Бельгии ищем дешевые машины. Но вот, наконец, долгожданный указатель FRANCE. Мы в провинции Шампань. По определению шампанское делают только здесь. Что не город, то звучное название Сеат, Рокфор, Бульон. Сидишь и думаешь, – это просто так или действительно бульон тут придумали?

Играет веселая французская музыка на “Радио Шампань”. А вот и указатель Paris 200 km. Сердце бьется чаще, но нам до него не добраться. Нет времени и денег. Приехать в этот великий город на день почти без денег – это просто издевательство. Мы туда еще доберемся, а пока придется довольствоваться небольшим городком Charleville.

Как выяснилось, не такой он и маленький. Большой центр, местному собору 1000 лет. Нам повезло попасть на службу и послушать орган. Красивый и веселый город. Мы уже привыкли к цветам, но всюду своя специфика. Здесь мне понравились клумбы на круговых перекрестках. Это целое произведение из подстриженных кустов. Даже фигуру садовника с газонокосилкой вырастили посреди клумбы.

Во Франции живется вольно. Никто особо не утруждает себя правилами и порядком. На улицах мусор, в туалете нет бумаги, дорожные правила написаны не для них. Местный полицейский производит комическое впечатление. Нелепая шапочка напоминает фильмы с Луи де Фюнесом. Нет, это совсем не немецкий полицай. Ест мороженное с придурочным видом. Хочется сказать “не страшно!”.

По улицам ходят сплошные француженки. Не скажу, что здесь много красивых женщин. У нас покрасивее будут, но здесь все ухоженные, духами несет за квартал. Почти половина в юбках, а не в джинсах. В соседних странах встретить девицу в юбке трудно, одна из 50 в лучшем случае. Не могу сказать, что все здесь крутится вокруг любви. Обнимающихся парочек не видать. Кажется, досюда тоже дошла сексуальная контрреволюция.

Самое неприятное, это абсолютное незнание английского всеми. В поисках дороги с 10 попытки мы нашли мужика, знавшего русский, но учить язык ненавистного соседа здесь явно не принято. Конечно, школьники его проходят, но результат, примерно, как в России. Попробуйте в райцентре Тамбовской области пообщаться на английском.

Народ зато веселый и не отягощенный заботами. Даже деньги здесь не несут отпечатка значимости. Кто что рисует на деньгах. Французы нарисовали слона в удаве и маленького принца с розами. Мне так понравилось, что я даже привез как сувенир бумажку в 50 франков.

В небольшой лавочке купили 6 бутылок настоящего шампанского, и пошли праздновать в турецкое кафе Pacha. Паше очень понравилось название, и он даже сфотографировался на его фоне. К тому же по-турецки мы хоть несколько слов знаем, в отличие от французского. Dort kebab, cay, bardak for шампанское. (Четыре шашлыка, чая и стакана для шампанского). Последнее мы свое принесли и нагло распили.

Покачиваясь пошли к машине управлять ею в нетрезвом состоянии. Здесь все так ездят. Толковых дорожных указателей нет, карты Франции у нас тоже нет. В итоге мы заблудились и только с помощью вышеупомянутого мужика нашли дорогу из города. Сам он работает в Казахстане на нефтедобыче. Увидев русский номер, он специально остановился помочь. Я сел в его машину, а Паша поехал сзади. Очень приятный в общении человек оказался.

Ехать мы собирались в сторону Бельгии, но заночевать хотели на французской стороне в кемпинге, или просто в лесу. Как выяснилось, все вокруг какой-то национальный парк или частные владения, т.е. отходящие дорожки перекрыты шлагбаумами, с надписью земли маркиза, не иначе как Карабаса. Вскоре мы нашли ничейный проезд и ничейный лес, и уже стали выгружаться на стоянку, как вдруг рядом остановилась машина. Может случайно, может тоже стоянку искала, но настроение испортила. Решили ехать дальше искать кемпинг. Это удалось в городе Revin, в неком легендарном ущелье, по которому ездил некий рыцарь. Соответствующие плакаты стояли на всех углах. На улице шел страшный дождь. Просто стихийное бедствие. Как в последствии выяснилось, так оно и было. Где-то во Франции речка что-то смыла.

Кемпинг оказался рекордно дешевым. Всего за 3 доллара с человека. Даже душ бесплатный. Зато, в отличие от других стран, оформление здесь солидное. Спрашивают паспорт, в длиннющей форме надо указать два десятка пунктов, в том числе указать девичью фамилию и кем тебе приходится твоя подруга, действительно ли жена. Ну, французы, совсем сдурели. Адрес в России, рабочий телефон и адрес… Да, чего расписывать, мы такое заполняли не раз. Вдобавок стоит сказать, что анкета на французском, а три очаровательных девицы на ресепшене языкам не обучены.

Не меньше получаса, я боролся с этим произведением бюрократии, одно радует, я первый раз в жизни проводил время в обществе настоящих француженок.

В перерыве между двумя ливнями мы быстренько поставили палатку и забрались внутрь. Стояли мы на самом берегу реки, по которой плавали настоящие лебеди. Хотя, дождь, но тепло и здорово. Мы с Танькой, довольные долго лежали, и не только лежали, наблюдая за ними в открытую дверь палатки. Франция, одним словом.

Бельгия

С утра мы сразу переехали находившуюся по близости бельгийскую границу.

Разница в глаза не бросается, но народ более наглый. Подрезает, бибикает. Ездят, примерно, как в Москве.

На завтрак мы заехали в Ватерлоо. Одно название способно поднять экономику города. Кроме названия здесь есть музей Веллингтона и больше ничего.

У Паши с Леной большие планы по покупке машины, поэтому сегодня мы договариваемся на встречу вечером у входа в европарламент, оставляем им машину и сами целый день гуляем по Брюсселю.

Это действительно огромный город. Даже центр за день не обойти. Местные короли – Леопольды. Вот и расходятся проспекты, энного Леопольда. На площадях памятники. Чем меньше порядковый номер, тем ближе к дворцу. Вокруг дворца стоят фигуры львов. Может это Леопольд самый первый?

Во дворец пускают бесплатно, но все вещи, включая камеру и фотоаппарат надо сдавать в камеру хранения. Говорят, что комнаты, могут закрывать, по мере того как у короля возникает необходимость их посетить. Внутри дворец, как дворец, как Пушкин и Павловск. В любом случае сходить стоит.

В городе много церквей. Можно целый день только по ним ходить. Все они примерно одинаковые. Вот только в церкви Николая чудотворца мне понравилось, а не помню в какой есть божья статуя с терновым венцом, а может нимбом, ну в общем над головой кольцо со звездочками. Оказывается, идеи евросоюза здесь живут уже со средневековья. Кстати в начале 2 тысячелетия в Европе была единая волюта.

Посреди города возвышается огромное здание дворца правосудия. В него можно зайти и погулять.

Символ Брюсселя – писающий мальчик. По легенде один такой вышел с утра за городскую стену пописать, глядь, а там враг крадется. Удалось ему пописать или нет, легенда не говорит, а вот враг был обнаружен и уничтожен. По книжке, мы никак его не могли найти. Нашли памятник старухе Шапокляк, нашли даже бронзовую писающую собаку. Мальчик никак не поддавался. Совсем мы было расстроились, но на последок пошли по рекомендованному в Lonely Planet маршруту и вскоре мальчика нашли. Оказалось он совсем маленький. А называется он Manneken Pis. Сам мальчик голый, но каждый день его одевают в новую одежду.

Деловой центр Брюсселя с несколькими десятками небоскребов, находится совсем недалеко от центра город. Люблю ходить между такими высокими и блестящими башнями. Всю жизнь мечтал работать и даже жить в небоскребе. Даже 11 сентября не отпугнуло меня.

Брюссель – новая столица Европы. Куча красивых машин и широких дорог. Под городом сеть туннелей. Если зазевался и уехал под землю, то выбраться в нужном месте будет нелегко. Туннели прямо под землей расходятся в разных направлениях, и, не зная города очень трудно ориентироваться. Проехать город по мелким улочкам тоже не просто. Где поворота нет, где односторонне движение. Зато кольцевая вокруг Брюсселя просто чудо инженерной мысли. Фактически, это одна сплошная развязка, притом, местами трехуровневая. Местные правила не позволяют ездить быстро, но аборигенам на это плевать. На глазах у полицейского через двойную сплошную, без тени смущения. Дикая страна. Нравы почти турецкие. Не зря в соседних странах бельгийцев не уважают.

Пытаясь пешком дойти до всемирной выставки, мы забрели в совсем дикие кварталы. Разбитые и разрисованные двери домов. Люди стоят на грязной автобусной остановке и залезают в переполненный автобус. Это не люмпены, а вполне прилично одетые и культурные люди. Для меня все это осталось где-то там, в коммунистическом прошлом. Оказывается даже в богатом Брюсселе люди так живут сейчас. Население в основном смешанное. Турки, индийцы, арабы. Изредка попадаются негры. Будучи наслышан ужасов о страшных, асоциальных черных обитателях трущоб, я ждал их увидеть таковых, но не довелось. Бомжи в основном белые, реже турки.

Интеллигентные, хорошо одетые негры, смущенно улыбаются ослепительной улыбкой. Гуляют всей семьей. Вот полная негритянка ведет за руку дочку. Идеально чистое накрахмаленное платьице в горошек. Я помню таких рисовали в “Крокодиле” на карикатурах рядом с белыми расистами. Из обитателей бедных районов негры, пожалуй, выглядят наиболее достойно.

Европарламент – новое стеклянное здание в восточной стороне города. Рядом отличный парк с лебедями. Внутрь просто так не войти. Пропуска, металлоискатели и прочая дребедень. Контролеры, правда, милые девушки, а не вояки в униформе.

Перед входом стоит обалденный памятник. Баба с видом колхозницы с ВДНХ держит в руке символ Евро ”?”. Внизу под ней мужик. Не иначе как доллар символизирует. Надписи на нем, правда, нет, понимай в меру своей испорченности.

Рядом станция скоростной электрички в Люксембург, красивая и современная. Вот бы нашим дачникам такую, а то пропадает - пассажиров почти нет.

Вечером, встретившись с Пашей – Леной, поехали на стоянку в кемпинг. Достоверно было известно про кемпинг в Антверпене, и мы направились туда, по дороге остановились в забегаловке дальнобойщиков. Паша с Леной навернули порцию картофеля фри с ядовитым соусом. Все мои внутренности сжались от ужаса при виде такой пищи. А еще говорят, что гамбургер вредный. Все больше не верю в их больные желудки. Человек, вынесший это, может переваривать гвозди.

Кемпинг в Антверпене, находится в самом городе, недалеко от центра. Место вполне приличное, вот только камера опять разрядилась. Единственная розетка в туалете у умывальника. Пришлось воткнуться и тихо полчаса посидеть в кабинке. Интересно, что думали другие посетители при виде электрического шнура идущего в закрытую кабинку.

После бессонной ночи тяжелых раздумий Паша – Лена решились. Первоначально Паша говорил о большой и мощной машине, что если один раз сел в 100 аудюху, обречен ездить только на больших машинах. Жизнь распорядилась по иному. Решено покупать литровую Swift Suzuki.

С утра возвращаемся в Брюссель, прямо в салон BMW. Здесь стоит сузука – кусака. Местная работница, поменяла ее на BMW, и теперь пытается ее продать. 1997 год, пробег 30 000 километров. Мирная и не замученная женская машинка, совсем как новая, после теплой гаражной жизни. Что же тебя бедную ждет. Один перегон в Питер 5 000, зимний холод и соль мокрых дорог. Не удивительно что, чуя свою учесть, заводиться она отказалась. Аккумулятор сел. Завели от прикуривателя. Движок работает как часы. Одно удовольствие смотреть. Всего 3 цилиндра.

Оформление занимает не один час. Таможня, торговая палата, выдача транзитных номеров. Так как покупаем в салоне, все просто, у хозяина все схвачено. Самая большая трудность – обменять доллары. Здесь на них смотрят, как козел на новые ворота. Кончилось тем, что хозяин салона оплатил машину со своего счета, а доллары оставил в банке для прверки и дальнейшей реализации.

Сначала мы пытались ждать. Прошел час –другой. Камера окончательно зарядилась. Ждать дальше не имеет смысла. У Паши – Лены теперь своя машина и мы, оставили записку о встрече вечером в кемпинге в Антверпене, а сами поехали смотреть штаб – квартиру НАТО. Ехать пришлось через весь город. Таня отлично справилась с задачей штурмана.

Вот она лужайка с восьмиугольной звездой. Здесь мировые империалисты должны были плести свои коварные планы. У ворот я засел с камерой, в надежде заснять колоритного генерала на лимузине, но все впустую. Туда - сюда катаются малолитражки с парнями в джинсах и молодые девицы в несолидных платьях. Сами здания – обычные двухэтажные армейские постройки. Ничего интересного.

Дальше мы собрались в Гент, но вскоре после выезда позвонил Паша и сказал, что он уже на машине и теперь срочно хочет возвращаться в Питер. Поездка в Гент сорвалась, теперь мы встречаемся около знакомого кемпинга в Антверпене.

У нас с Таней остался час на прогулку по центру Антверпена. Большего наверно и не надо. Центр совсем небольшой. Маршрут предложенный в Lonely Planet вполне можно успеть пройти, если конечно не углубляться во всевозможные музеи. У кафедрального собора с картинами Рубенса, жившего и работавшего в Антверпене, есть памятник рабочим, строителям здания. С давних времен здесь есть интересная профессия. Мужик одевается как памятник, мажет лицо под позеленевшую бронзу и становится рядом с памятником. Сходство поразительное, с 20 метров не отличить. Стоит он конечно не просто так. Если кинуть денежку, памятник оживет и раскланяется. Выглядит это очень смешно.

В оставшиеся 10 минут, мы купили бельгийского шоколада. Считается, что именно бельгийский шоколад лучший в мире.

В указанное время Паша – Лена прибыли на оговоренное место. Выяснилось, что машина по-прежнему не заводится. Аккумулятор разряжен и зарядке не поддается. Теперь мы при каждом старте толкаем Сузуку. У нас с машиной тоже проблемы. На низких оборотах раздается хруст, похоже от ШРУСа. Это плохо. ШРУС, сломается – далеко не уедешь.

Нидерланды

Несмотря на все неприятности, едем в Голландию, в Амстердам, где и встаем на ночевку в городском кемпинге. Кемпинг забит. Место дают едва достаточное для установки палатки и машин. На улице по-прежнему дождь. Опять дождь. Нельзя сказать, что нам не везет с погодой. Практически, мы успели погулять по всем городам без дождя, но зато во все оставшееся время он настойчиво идет с силой грозового ливня.

Сегодня мы обмываем машину. Бутылка шампанского и последняя банка икры. Радио передает приятную музыку.

С утра пытаемся ремонтироваться. Сузука по-прежнему не заводится, но ехать назад в Брюссель, далеко. Местная фирменная станция признает, что машина гарантийная, гарантия европейская, но действительна она только в Брюсселе. Новый аккумулятор стоит дешевле, чем бензин до Брюсселя. Ближайший авторемонт мигом заменил аккумуляторна Сузуке, но вот ШРУС, это на фордовскую станцию. На ней говорят об очереди и отсылают в другой конец города. Там говорят, что пятница, 12 часов дня, уже почти выходной, какая там работа. Объясняю, что подождать до вторника невозможно. Лезут в компьютер. ШРУСА нет, нет на складе, нет ни в одном магазине Амстердама. Полный тупик. Нас отправляют на разборку. Найти ее не удается. В итоге мы заблудились, уехали на дорогу для автобусов, где провалились в специальную противомашинную яму. К счастью без последствий.

Полдня прошло, а все без толку. Решаем на все плюнуть и ехать, как получится.

Парковка в Амстердаме 3$ в час. Поэтому оставляем форда на окраине, а в центр добираемся на одной машине. В поисках парковки опять находим место у стройки, где забыли повесить знак. Я бы заплатил, но машина Пашина, он платить не хочет, его право. Идем гулять до вечера.

Амстердам большой город. Центральная часть с каналами и мостами примерно 5 километров в диаметре. Узкие покосившиеся домики 16 века присутствуют тут в тысячном количестве. Чем больше покосился, тем круче. Совсем старина, значит. Ширина такого домика всего несколько метров. Одна семья часто занимает весь дом. Этажи соединены винтовой лестницей.

Окна по старой традиции без штор. Это идет со времен испанской оккупации. Считалось, что наряд полиции мог в любой момент подсмотреть зарождение заговора.

Потом возобладал принцип: мы честно живем и пусть все смотрят. Я тоже не люблю занавесок, я не хочу, чтобы они заграждали от меня мир. Голландия страна моряков и путешественников, не желающих жить за занавеской в углу.

Голландия свободная страна. В ней почти все разрешено: наркотики, автаназия, длинные волосы в армии. Нет жестких законов, нет доведенного до абсурда порядка. Грязи и мусора на улицах предостаточно, народ на красный свет ходит, тропу посреди газона вполне могут протоптать. Воруют тут часто. Велосипеды приделаны к домам и мостикам толстенными цепями. Приемники из машин нам рекомендовали убирать. Туалеты, в McDonalds, платные. Это совсем печально, раньше такого не было, даже в самых жмотских странах. Зайдя в McDonalds можно было целиком помыться за бесплатно. В Германии, Франции и Бельгии у входа стоит негр, который все там моет, улыбается до ушей, мол вам полегчало, и неплохо кинуть денежку в копилку, сколько не жалко. В Амстердаме улыбки уже нет, есть злобное требование платить при входе. По туалету можно многое сказать о стране. В Голландии все в порядке. Бумага есть, и даже вместо воды синяя жижа с мылом, но есть и упрощенный вариант, правда только для мужчин. Прямо посреди тротуара кабинка, типа наших пляжных - ноги и голова видны снаружи. Стекает все прямо в ближайший люк.

Самый центр города закрыт для машин, да и не проехать им тут. Улочки уже машины. Поэтому очень много велосипедов. Всюду велосипедные дорожки с интенсивным движением. Надо быть осторожным. Шаг с тротуара и Вы рискуете быть сбитыми велосипедом, несущимся с огромной скоростью.

Кроме велосипедов распространены совсем маленькие и узенькие автомобильчики на одного – двух человек. Их длина соответствует ширине обычной машины, и они великолепно паркуются в малейшие щели у тротуара.

Наверно, это самая раскрепощенная страна Европы. Парочки на улицах ведут себя весьма откровенно. Здесь на улицах красных фонарей проститутки стоят в окнах, как на витрине. Говорят, что это надо смотреть ночью, а мы с Таней были около 5 вечера. Предложение было невелико. Наша попытка записать на видеокамеру вызвала протест местного населения. Снимать пришлось втихаря на ходу. Стоят они там в купальниках. Может к вечеру, и разденутся, но мы не видели.

Девицы с витрины толстые и некрасивые. Рядом по улицам ходят существенно более симпатичные. В Голландии очень много высоких, стройных и красивых девиц. В соседних странах такого нет. Видимо Голландия первой освободилась от инквизиции и в отличие от соседей, не всех красивых девушек успели сжечь на кострах как ведьм.

На центральной площади, наподобие человека - памятника из Антверпена, стоят царь морской, золотая китайская царица, средневековый рыцарь, электронный робот. Все нагло требуют денег и не дают снимать бесплатно. Один из них присел отдохнуть и съесть булочку с йогуртом. Очень смешно на него смотреть.

Устав ходить пешком мы сели на 2 часовую экскурсию на кораблике, и это было правильно, такой водный город надо смотреть с воды. В городе огромное количество мостов и каналов, с Петербургом не сравнить. Берега заставлены жилыми баржами. Это одно из самых респектабельных жилищ в городе. Местная богема, и прочая знать часто селится на них.

В завершении мы поели в малазийском ресторане “Огненный дракон”. Это дракон, всем драконам дракон. Я обычно все могу проглотить, но здесь я не осилил. Столько перцу мне не съесть.

Вечером мы решили проехать в сторону немецкой границы, сколько получится, по дороге Е22. Немалая часть Нидерландов находится ниже уровня моря. Достигается это тем, что огромные территории отвоеваны у Северного моря. Дамбы перегораживают заливы. В частности дорога Е22 идет по 30 километровой дамбе. Едешь, а с двух сторон море до горизонта. На половине пути даже заправка есть и кафе, для тех, кому такой длинный путь сразу не одолеть.

На ночевку встали у г. Гронинген (Gronigen) – съезд (Uitgang) №34. Кемпинг большой и удобный. Отличный душ, у каждого места розетка с электричеством, радио и телеантеннами. Осталось только интернет подвести. Тихие люди, улыбаясь и здороваясь, ходят по тропинкам, вечером всей семьей играют в карты или шахматы. Постояльцы в основном местные, выехавшие из городов на выходной с детьми. Для них тут понастроено всяких лазалок, прыгалок, даже водяная горка есть. Когда стемнело, в кустах зажглись разноцветные светильники. Добрый и теплый мир. Завидно, одним словом. Пожалуй, в Нидерландах я тоже смог бы жить, тихо и спокойно. Как и в других странах, здесь нельзя судить о стране по центральным кварталам столицы.

Вечером Паша с Леной отправились в китайский ресторан в соседнюю деревню. Чтобы не заблудились, им дали типографски отпечатанную цветную карту местности в формате А4. Ввиду позднего вечера и общей экономии денег они решили съесть одну порцию на двоих. При виде голодающей парочки, путешествующей, да еще и из дикой России, местный посетитель решил сделать богоугодное дело и заплатил за ужин инкогнито. Удивлению и радости не было границ.

Утром природа проявила свою вредную сущность.

Старый аккумулятор, который Паша взял на память, опрокинулся в багажнике и залил все серной кислотой. Погиб рюкзак с вещами, термос и это полбеды. Как теперь будет коррозировать кузов машины не известно. Вот возьмет, да и развалится. Паша, с трагическим выражением лица, тихо удалился к помойке с рюкзаком погибших вещей и аккумулятором.

Вскоре выяснилось, что генератор на Форде опять издох. Опять машину пришлось толкать. В Германии и Нидерландах днем можно ехать без фар, поэтому здесь это не так страшно, но все равно, больше дня не проехать.

К счастью, вскоре генератор заработал снова, без видимых на то причин.

Утром мы практически без остановок проехали Германию. Времени мало и мы даже не заехали в Бремен, решив, что хоть это и известный город Бременских музыкантов, смотреть на их здоровенные фигуры не обязательно. Можно обойтись просмотром фотографий. Гамбург тоже проехали без остановки и лишь перед самой Датской границей остановились поесть.

Дания

Раньше, чтобы пересечь Балтийское море, надо было несколько часов провести на двух паромах, но в 2000 году было завершено строительство двух красавцев мостов на автостраде Е20. Еще один мост соединяющей Ютландию с о. Фин (Fyn) построен десяток лет назад. Дорога из Германии в Копенгаген через мосты не самая короткая. Двигаясь по трассе Е47 можно сэкономить две сотни километров, и соответственно деньги. В этом случае по-прежнему придется плыть на пароме, но он стоит столько же, сколько проезд по мосту.

Несмотря на экономию и отсутствие времени, мы все же поехали по мостам.

Это было здорово. Человечество должно гордиться, что создало такое красивое сооружение. Европейцы гордятся, на бумажке 500 ? именно они нарисованы. Первый мост с острова Fyn на остров Sj?lland через пролив Store B?lt. Проезд 250 датских крон, почти 30$. Второй начинается в Копенгагене через пролив Oresund. Под судоходным каналом проложен туннель, а на небольшом островке туннель выходит на поверхность и дальше дорога идет по мосту до Шведского города Мальмо. Сбор денег на шведской стороне – 250 датских или 270 шведских крон.

Хоть и не велика Дания, к Копенгагену мы приехали только к 5 часам вечера. Парковки по случаю воскресенья были бесплатными и мы встали в самом центре города.

По Копенгагену мы пошли гулять все вместе. Город более тихий, чем Амстердам, народу много меньше. Общее спокойствие нарушают шумные сборщики денег. Кто играет на балалайке, кто рисует из пульверизатора инопланетные картинки. Удивляет множество русских затейников. Есть в Копенгагене и православная церквушка, то ли Александра Невского, то ли Македонского.

Центр города можно обойти за 2-3 часа. Солдаты вяло маршируют в своих лохматых шапках мимо королевского дворца. Как-то это не солидно у них получается. Нет немецкого напора. Дворец и прилегающая площадь мне понравились. Все аккуратно и со вкусом. Даже не верится, что в этих стенах живет настоящий принц датский, хоть может и не живет, не в курсе, как у них там с наследником. Кстати Гамлет жил не здесь, а в замке Эльсинор (Helsingor). Это в 60 километрах к северу. Мы очень хотели съездить посмотреть, но, увы, не по пути. Послезавтра мы обещали быть на работе, а фактически еще ехать и ехать.

Прямо у дворца свадьба. Жених и невеста в летах, но все как положено, фата и прочее. Рядом бегают дети, или внуки молодоженов, куча гостей.

В Копенгагене в парке, совсем рядом с берегом стоит памятник Андерсеновской русалочке. Любимая детская сказка. Многие вещи в памяти лежат десятилетия с пометкой “обязательно надо посмотреть”. Русалочка из них, и помню я о ней с самого детства. Представлял я ее как официальный памятник у гранитной набережной большого и шумного города, но оказалось все по иному. Русалочка сидит на небольшом гранитном булыжнике в нескольких метрах от берега и отлично вписывается в окружающее пространство усыпанного цветами парка. Можно подойти совсем близко, посидеть и набраться энергией добра.

Рядом с Русалочкой есть старая крепость, очень похожая на Петропавловскую. Только мельница стоит. Практически все, что построено в Петербурге, не более, чем копия европейского.

В Копенгагене нам обязательно надо поесть. Все очень дорогое. Паша, воодушевленный вчерашним успехом, хочет заказать в китайском ресторане два обеда на четверых, но на этот раз халява не прошла. Четыре человека, четыре порции, и никак иначе. Пришлось уходить. Уже 8 вечера, а еды все не найти. В страшных муках Паша –Лена согласились на McDonalds. Стройная система быстрого питания дала сбой, и 4 Big Mac, готовые к продаже, не нашлись. Паша любит препираться в ресторанах, мол, быстрее, ”Quickly, soon as possible!” Я думал в McDonalds это не возможно, но натура взяла свое. Всю отрицательную энергию Паша разрядил на бедном мужике приемщике. Минут 10 они препирались, а мы тихонько сидели в сторонке, делая вид, что мы не при чем. Рядом текла вечерняя жизнь большого города. Сегодня суббота, народ отдыхает. Играет шарманщик. На скамеечке сидит колоритный негр и пьет колу.

Солнце садилось в море, когда мы въехали на мост в сторону Мальмо. Розовые пилоны стометровой высоты на фоне темно-синего вечернего неба смотрелись фантастически красиво. Как могли глупые “зеленые” протестовать против такой фантастической стройки. Надо быть совсем узколобым, чтобы не видеть красоты этого творения человеческих рук.

Швеция

На шведской стороне, нас остановила полиция, увидевшая русский номер. Спрашивают, что вы в Швеции забыли. Досмотрели как на таможне. Услышав про Исландию, удивились и отпустили.

Кемпинг искали долго, и остановились в полной темноте, в кемпинге г. Лома. Кемпинг расположен на самом берегу моря среди песчаных холмов. Слева мерцает всеми огнями Мальмо, плавно переходя в мост, скрывающийся вторым концом за горизонтом. Мигают сигнальные вспышки на опорах, ползут огоньки от машин. На черном небе тысячи звезд. Теплый ветер дует с моря. Я даже залез искупаться. В душе чувство, что это последняя вольная ночевка. Дальше – дорога и долгая зима, и работа.

Паша с Леной ворчат. Ветер, холодно, дорого, темно. Видать сернокислотная лужа усугубленная кормлением в McDonalds, неизгладимо испортила им настроение.

Мы с Таней довольны. Сегодня был удивительный день. Мы проехали четыре страны.

Утром погода испортилась, пошел мелкий осенний дождь. Генератор опять перестал работать, на этот раз основательно. Проехали 200 километров, бортовое напряжение упало до 9 вольт. Дальше ехать нельзя. При 8.8 откажет инжектор. Встали под навесом закрытого по случаю выходного дня сервиса Тойоты.

Час-другой возни не дали ничего, кроме печального заключения – обмотка возбуждения, похоже, имеет короткозамкнутые витки. Пробую подать на нее 12 вольт напрямик от генератора. Работает, даже если потом 12 вольт убрать. Точно также я запустил машину еще в Норвегии, в самом начале пути. Следовательно, зря мы меняли реле регулятора, зря я выбросил старое посреди океана, зря мы потеряли в Норвегии целый день.

Сегодня мы должны успеть на паром Стокгольм – Турку. Времени в обрез, но мы постараемся.

Небольшие шведские города проносятся мимо. За 100 километров до Стокгольма начинается пробка. Народ возвращается с дачи. В Швеции отдых на даче очень распространен, и в воскресный вечер все население столицы возвращается в город. Так мы потеряли еще 3 часа. Погулять в Стокгольме нам удалось только час.

Финляндия

В восемь вечера, на пароме Silja Line Festival мы покинули Швецию, так и не успев проникнуться духом этой страны. Билеты стоили 200$ на четверых и две машины. Огибать Ботнический залив дороже, только если считать бензин.

Паром - это плавучий дворец. Куча ресторанчиков, играет музыка. Бегают раскованные скандинавские дети. Каюта с душем и мягкими широченными кроватями. Вот бы нам в Исландию на таком плыть.

Заняв место у окна, мы с Таней долго сидели и грустили при виде проплывающих островков с коттеджами, огромного и красивого мира. Впереди нас сиял огнями еще один паром Viking Line. На нем плыл мой троюродный брат Костя Меньшиков. Он на день ездил в Стокгольм. Всю поездку мы с ним обменивались SMS сообщениями, думали, что поедем на одном пароме, но жизнь нас развела на разные, хоть и идущие в 200 метрах друг от друга.

Утром, мы все-таки встретились на причале. Поболтали, толкнули его не заводящуюся машину. Это просто рок какой-то, всю дорогу толкать, вот уже третью машину по счету. Распрощались и уехали восвояси, с его всеми вещами и документами. Хорошо трубки есть, созвонились и встретились. Торжество сотовой связи, хоть рекламный ролик делай. Вот только, если бы не было трубок, мы бы и не встретились и не создали столь успешно решенную проблему.

На завтрак встали в городе Salo. Удобный небольшой городок. В нем можно пройтись по магазинам и потратить остатки денег. Название, конечно, вызывает тяжелые украинские ассоциации. В местной столовке нам досталась яичница со шкварками. Может, здесь действительно живут украинские переселенцы?

Накупив на зиму финских тряпок и прочей мелочевки, мы поехали в сторону Хельсинки. Вот уже появились указатели до Питера. По-фински он называется Pietari. Всего 400 км, но через Торфяновку. Помня пограничную очередь на день, мы решаем ехать через более дикие таможни. Костя рассказал нам про таможню в деревушке Kolmikanta, около Лахденпохьи. Пытаемся проехать через нее. Финляндия – оказывается не такая маленькая. Только к вечеру мы подъехали к переходу. Все как положено, шлагбаум, сарайчик, но с финской стороны никого нет. Переход уже закрыт. Соседняя Niirala, с нашей стороны Вяртсиля, тоже не работает по ночам и остается только переночевать в ближайшем кемпинге. На примерно 10 км дороги №14 в сторону Савонлины (Savonlinna) есть отличный кемпинг Kultakivi. Большие коттеджи и маленькие летние домики разбросаны по краям небольших озер со скалистыми берегами. Доверчивые утки, ходят по домикам и попрошайничают. Тишина и покой. Сюда можно специально приезжать отдохнуть. На плитке варим прощальный обед из грибов, собранных тут же у домика. За месяц, мы так отвыкли от России, что страшно возвращаться, мысль об этом, как заноза сидит в душе. Раньше я боялся неизведанного, при выезде из России, теперь боюсь изведанного при въезде.

Возвращаться, конечно, надо. Зарабатывать деньги мы умеем только там, в России. Здесь, на западе мы вынуждены будем еще долгие годы вкалывать, прежде, чем получим гражданство, отдадим кредиты и сможем вольно кататься по миру. Пройдет десять лет, нам будет пятьдесят. Боюсь, никуда уже не захочется. Сколько бессонных ночей мы перебирали эти аргументы. Вот уже скоро 20 лет, как мы стоим перед этим выбором. Так получилось, мы остались в России. Казалось, что все наладится. Но перестройка кончилась, и теперь в Россию въезжать просто страшно, но менять все похоже поздно.

Утром, когда мы ехали последние километры, время тянулось по капельке. В Kolmikanta оказалось, что переход только для грузового транспорта, по специальному разрешению. Оказывается 10 километровые очереди фур на границах, для тех, кто на общих основаниях. Для посвященных и приближенных есть свой черный ход. Здесь все всех знают, здесь нет очередей. Интересно, а как здесь досматривают. Может своих досматривать вовсе не надо. Хозяева и так обо всем договорились.

Приходится ехать еще 100 километров на север. В Вяртсиля, очереди тоже нет. Финский шлагбаум открыт, вокруг никого. Пришлось идти в домик, где нам улыбнувшись, не глядя проштамповали паспорта и пожелали счастливой дороги.

Последние километры

Родина встретила нас окриком молодой пограничницы, “Куда встал! Что первый раз едешь?”. Досмотр прошел быстро и без проблем. Паша с Леной только задержались на 3 часа. При ввозе новой машины приходится побегать с бумажками по начальникам. Это притом, что все это время они не стояли в очереди, а писали всевозможные бланки.

Мы с Таней сидим и ждем в машине.

Когда Паша – Лена, наконец, победили злобную бюрократию, мы всецело въехали в Россию, которая встретила нас знаком 40 и ГАИшником, проверяющим скорость, а на крайний случай техосмотр или знак “Ш” с наклейкой ”FIN”. В Финляндии казалось, что финские дороги раздолбаные, почти как в Росии, но теперь сразу видно, что это не так. Русская колдобина вечна и не достижима в других странах. Дорогу эту, кстати, фины строили, и результат должен был быть как по ту сторону границы, но нет, природа взяла свое.

Угрюмые люди сидят по краям дороги, нет больше цветов и газонов. Развалившиеся коровники. Удивляют женщины. Они в юбках, стройные, красивые. За месяц взгляд от этого отвык. По ту сторону бывает одно из перечисленного списка. Нет, я ничего плохого не думаю о финских женщинах. Они милые, добрые и приветливые. Одно непонятно, почему наши девушки все еще здесь, и стоят на пыльных остановках, дожидаясь раздолбанного автобуса.

У нас кончается бензин, но заправки у границы очень дорогие и 95-го нет, и нам пришлось ехать до Сортавалы. Там уже цены нормальные. Вот только туалета на заправке нет. Странно, почему? Неужели в России это не надо.

Здесь на заправке мы расстались с Пашей и Леной. Они хотели погулять по магазинам в Сортавале, пособирать грибов в местном лесу. Нам хотелось добраться побыстрей до Вырицы и посмотреть кино.

До Питера ехали уже без остановок. Раздолбанная грунтовка с крутыми виражами. Я люблю такие дороги, ехать не скучно. Сломаться уже не страшно. Здесь я решу любые проблемы за день. Радио замолчало. Вместо сотен радиопрограм, сплошная тишина. Финское Radio Nova на 103.8 пропало последним. В Вырице мы были в 10 вечера. Общий пробег 11 000 километров.

Благодарности:

Десятки людей помогали нам, кто, чем может.

Отдельно хочется сказать спасибо:

Эдуарду и Сергею из GR Travel Ltd., представителей Viking Lines , добывших билеты на паром.

Соколову Игорю из НПП ”Инмарк двигатель”, починившему двигатель в последний день, да так, что он бензин кушать перестал и до сих пор ездит.

Авторемонтной мастерской “Сахсор”, которая почти полным составом готовила Форд к этому мероприятию.

Коноваловой Марине, которая помогла сделать визы, а также доброму финскому народу, и финскому консульству в частности. Они дали нам шенгенские визы. Здорово, что Европейские страны, придумали такое правильное дело, как единая виза.




Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Известные лица Норвегии:

News image

Хольмсен, Боргхильд

Боргхильд Хольмсен (норв. Borghild Holmsen; 22 октября 1865, Кристиания — 6 декабря 1938, Берген) — норвежская пианистка, композитор и муз...

News image

БИОГРАФИЯ БЬЁРНСОНА

Эдвард Хоэм написал книгу о Бьёрнстьерне Бьёрнсоне, в которой попытался показать, каким он был на самом деле. Это заняло много времени. ...

News image

Альнэс, Эйвинн

Эйвинн Альнэс (норв. Eyvind Alnæs; 29 апреля 1872, Фредрикстад — 24 декабря 1932, Осло) — норвежский композитор, пианист, органист и...

На заметку:

Кухня Норвегии

Основу норвежской кухни составляют рыба и другие продукты моря. Наиболее популярны треска торск всех видов (в том числе знамен...

Гостиницы Бергена

Предлагаем вам информацию о гостиницах Бергена. Теперь вам не придется мучаться вопросом, где же остановиться в Бергене. В город...

На обед к викингам

Представить это можно только в страшном сне: вы приехали в тихую Норвегию, идете себе спокойненько и вдруг из-за угла выскакивае...

Что известно рядовому украинцу о Норвегии?

Что известно рядовому украинцу о Норвегии? Его осведомленность вряд ли распространяется дальше того, что эта страна — прародина ...

Отели Норвегии:

Kvalheim Fritid туркласс

News image

Месторасположение: Kvalheim Fritid находится всего в 50 – 55 минутах езды от центра Б...

St.Olav 4*

News image

Месторасположение: Отель St. Olav находится рядом с одноименным госпиталем, в 10 мину...

Grand 5*

News image

Месторасположение: Один из старейших отелей Осло (открыт в 1874г) расположен в самом ...

Погода

Рассказы туристов:

Путешествие по Норвегии: самолетом-поездом-катером

News image

март 2006 Часть I Мысль поехать в Норвегию оформилась в некую реальность в конце январе 2006 года. Совпали сразу несколько...

Путешествие в страну варягов

News image

июнь 2008 Поездка за границу для любого русского человека - событие неординарное. Мы, как известно долго запрягаем, но быстро...

Популярные отели:

News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image

Прогулки по стране:

Музыка фьордов

News image

Норвегия - страна с очень высоким уровнем жизни, благополучие которой чувствуется во всем. В отсутствии бедных, криминала, во мн...

Край полуночного солнца

News image

На что бы нам сменить привычную обстановку? Джером К. Джером Край полуночного солнца. Прошлогодняя поездка в Норвегию ч...